Пловцы, лыжники и гребцы в полном порядке с точки зрения интеллектуального развития.

В гребле есть великое таинство под названием «тапочки». Если ты в чем-то провинился, то вся команда снимает кроссовки и пробивает тебе ими по заднице. Есть одинарные «тапочки» – это когда бьют одним кроссовком, а есть двойные – ребята бьют обоими кроссовками по обеим ягодицам, как кузнецы. Верх мастерства – когда на попе остается след от кроссовка.

Воспитанные на «тапочках» люди вырастают в хороших профессионалов в любом деле. Мне кажется, такую практику нужно ввести в игровых видах спорта. В футболе, например.

Конечно, бывает, что весла используются не по назначению. Однажды меня на чемпионате Москвы попросили сесть на место первого номера в распашной четверке без рулевого. В итоге мы заняли второе место, и после финиша ребята бегали за мной с веслами, периодически шлепая ими по заднице.

Весло может и сломаться. Был памятный случай на Олимпиаде-1996, тогда весло сломалось у нашей женской четверки, которая, к слову, была здорово готова. А бывали случаи, когда не очень хорошо чистили гребной канал, и весла запутывались в водорослях. Чисто технический момент: если весло сломалось в зоне старта, то еще можно что-то поправить, но потом – уже нет. Что-то сломалось – до свидания.

Самый сумасшедший победный ритуал был восемь лет назад. Греция, победа нашей парной четверки на Олимпиаде. Я просто рыдал на весь гребной канал, потом перескочил через все ограды, и ни один полицейский меня не остановил, потому что они тоже слышали мой репортаж. Потом я вместе с нашей четверкой танцевал на плоту. Это был самый сумасшедший танец в моей жизни, и я ребятам безмерно благодарен за ту победу. А так – после побед в воду бросают и тренеров, и рулевых.

Буду ли кричать, как в Афинах, если в этом году выиграем медаль? Сейчас я уже подспудно готовлюсь к тому, что наши гребцы могут что-нибудь взять. Тогда я был абсолютно к этому не готов. Команда не обладала великим финишем, и казалось, что максимум для нее – бронза. Те ощущения повторить уже нельзя. Это как первая любовь. Я до сих пор не могу слушать тот репортаж, потому что сразу хочется плакать.

Такое ощущение, что гребут везде, кроме России. В Мельбурне и Лондоне я на речках видел настоящие пробки, восьмерки буквально не могли развернуться. Трафик – как на третьем транспортном кольце в Москве.

В британских университетах до сих пор считается, что ты нереально крут, если стал членом основной восьмерки, которая будет гоняться по Темзе. И не только все девчонки твои – вся Британия твоя.

Конечно, есть необычные гребцы со знаком «плюс». Например, легендарный Владимир Ешинов по прозвищу “Батя”. Когда я с ним познакомился на сборе в Тирасполе в 90-м году, моя немаленькая ладошка просто утонула в его руке. Это феноменально. А Юрий Тюкалов, наш первый олимпийский чемпион в одиночке, блокадник. В сороковые годы его соперники уплетали фрукты и яичницу с беконом, а он голодал в Ленинграде. А потом Тюкалов победил на Олимпиаде-1952. Такая история.

Сейчас у нас в академической гребле все очень плохо: из 14 лицензий у нас есть только две. Но парная четверка, надеюсь, поборется за медаль. Загребной в этой четверке – Сережа Федоровцев, олимпийский чемпион. Он очень мудрый гребец и отличный парень. Если ребята подхватят, у нас будет повод поплясать и в Лондоне.

Да, греблю в России практически никто не смотрит. Но у многих замечательных некоммерческих фильмов тоже нет популярности. Показывать одни задницы с расчетом на популярность, конечно, можно, но это ни к чему не приведет. Во всем мире интеллигентные люди относятся к гребле с колоссальным уважением, потому что гребля – спорт умных, отличников в университете. Лучшие писатели XIX века занимались академической греблей и писали о ней – например, Артур Конан Дойл.

В гребле лодка не переворачивается, а выворачивается. Я и сам неоднократно купался, рекорд – 27 марта 1989 года на Москве-реке. Каждый уважающий себя гребец плавал рядом со своей лодкой очень много раз. От выворачивания не застрахован никто, но для гребцов высокого класса это явно не комильфо.

Вывернуться лодка может из-за потери баланса или ситуации, когда гребец «ловит леща». Великий термин, кстати. Это когда весло либо выскакивает из воды, либо уходит в нее слишком глубоко.

Я горжусь тем, что в институте физкультуры первый поток – представители циклических видов спорта, в том числе гребцы. Пловцы, лыжники и гребцы лучше всех играют в преферанс и вообще в полном порядке с точки зрения интеллектуального развития. Игровики, для сравнения, идут только в третьем потоке. А после выступления нашей сборной на полях Польши таких потоков, наверное, больше не будет.

Дмитрий Губерниев в гостях у АиФ рассказывает о биатлоне и Олимпиаде.

22 марта в студии АиФ побывал Дмитрий Губерниев. Во время беседы обсудили с ним итоги сезона в биатлоне, подготовку к Олимпиаде в Сочи, перспективы сборной России в этих соревнованиях, существующие проблемы у российской сборной по биатлону, работу тренера Вольфганга Пихлера и, конечно же, задали Дмитрию ваши вопросы.

Дмитрий Губерниев: Пусть мужчин лучше оценивают женщины.

Двухметровый комментатор Губерниев вездесущ и всеяден: биатлон и плавание, гребля и лыжи, прыжки в воду – где только не услышишь его закадровый голос. Впрочем, и в кадре его немало. При этом Дмитрий умудряется вести не только спортивные программы. И все это по-губерниевски эмоционально, компетентно и азартно.

Я мастер спорта по гребле

– Дмитрий, журналисты вас все время спрашивают про женщин-спортсменок, а я хочу поинтересоваться, кто из спортсменов вам симпатичен?

– Я вообще всегда подчеркиваю, что больше люблю женский спорт. Для меня спортсменкой вне конкуренции навсегда останется знаменитая биатлонистка Лив-Грет Пуаре. Но если бы я был девушкой… давайте пофантазируем! Интересно представить себя со стороны двухметровой болельщицей. Думаю, такой высокой девушке наверняка бы понравился маленький Устюгов. Или Бьорндален. Вообще в мире большого спорта каждый по-своему обаятелен, оригинален и сексуален. Но мужчин все-таки пусть лучше оценивают женщины.

– Частенько приходится слышать: Губерниев рассказывает про греблю, но никогда этим не занимался…

– Как не занимался? Я мастер спорта по гребле. Кроме того, имею первый взрослый разряд по лыжам. С отличием окончил Институт физкультуры в Москве и могу быть тренером. Вся моя жизнь связана со спортом. Каждый вид, который я комментирую, является для меня любимым. Сегодня это биатлон, завтра лыжи, потом прыжки в воду, дальше – плавание. Кстати, плавание у нас приобретает сумасшедшую популярность. Уже сейчас оно по рейтингам почти догоняет биатлон.

– Дмитрий, скажите, ваша эмоциональная манера комментирования имеет аналоги? Есть какие-то зарубежные коллеги, работающие в таком же стиле?

– Я считаю, что наша комментаторская школа – лучшая в мире. У нас был эмоциональный Николай Озеров, другие замечательные комментаторы. Каждый со своей манерой. Что касается меня, то я говорю, как думаю, как чувствую. Кому-то моя манера нравится, кому-то нет.

Политику канала не комментирую

– С тех пор как канал «Спорт» стал называться каналом «Россия 2», что-то поменялось в работе?

– Программную политику не могу комментировать, а то, что сейчас есть на «России 2», меня устраивает. У нас понимающее руководство, которое не мешает нам делать свою работу.

– Как вам удается находить время на неспортивные проекты? Вы ведь вели шоу, концерты…

– Я считаю себя в первую очередь спортивным комментатором, но если есть время, веду и концерты, и новогодние «огоньки», и какие-то передачи. Надеюсь, в следующем году опять поеду на Евровидение.

– А в этом?

– В этом году конкурс будет транслировать «Первый канал».

– Похоже, вам понравилось на прошлом Евровидении?

– Да, Норвегия отлично все организовала.

– А мне показалось, скромненько в сравнении с Москвой.

– Русским надо брать пример с европейцев и быть поскромнее. Зачем пускать пыль в глаза?

– Возвращаясь к спорту, как вы думаете, к Олимпиаде в Сочи наши спортсмены будут в порядке?

– Мне кажется, мы уже в порядке. Мы северная нация и будем бороться и в лыжах, и в биатлоне, и в других дисциплинах. Многие считают, что мы талантливее, чем европейцы.

– То есть продолжаем надеяться?

– А мы всегда продолжаем надеяться. Даже в этом неудачном сезоне. Да и он ведь еще не закончен.

Дмитрий Губерниев: «Я работаю для всех»

Популярный комментатор и телеведущий Дмитрий Губерниев дал настолько откровенное интервью Sports.ru, что даже неожиданно для себя угодил в ловушку. Попса в репортажах, Басков и рок-музыка, зависть и стыд, Слепцова и Нойнер, рейтинги футбола и биатлона, фартовая работа на «Евровидении» и предстоящие отлучки на «Евроспорт».

— Почти два года назад в вы пообещали не меняться как комментатор. Получается?

– Скажу честно: чем больше вижу опросов, которые проводятся у вас на портале, тем меньше мне хочется меняться. Когда, по мнению коллег, журналист оказывает такое влияние на вид спорта, это заставляет его держаться твердой генеральной линии. Возможны лишь легкие тактические изменения. Стратегически я абсолютно уверен в себе, остаюсь таким же, каким был. В этом мне помогают профессионалы, и я к ним прислушиваюсь.

«Я помню всех чемпионов – наших и не только»

— Между желанием держать генеральную линию и топтанием на месте очень тонкая грань.

– Не повторяется тот, кто сидит на диване и молчит! Я продолжаю готовиться к репортажам, по мере сил пропагандирую тот или иной вид спорта. Я начал интересоваться биатлоном с ЧМ-82 в Минске, который перенесли из-за плохой погоды. Я помню всех чемпионов – наших и не только.

Насчет грани вы правы, но чтобы ее чувствовать – у меня есть публика, мои учителя. Они следят за тем, что я делаю, и не дают делать плохо. Да, можно, наверное, иногда добавить желтизну. Даже не желтизну, а попсу. Но, понимаете, я всю жизнь слушаю рок, воспитан на классике рока. В любом случае, элементы попсы позволяют себе многие исполнители, но, в конечном итоге, генеральная линия у них прежняя.

— Переслушиваете свои старые комментарии?

– Не так часто. Считаю, каждый следующий репортаж можно сделать лучше, поэтому мне не нравится то, что было раньше. Я читал, что Хворостовский тоже не доволен своими прежними записями. Недавно Пол Стэнли, солист группы «Kiss», сказал, что если бы можно было возвратиться в 87-й год, он бы переделал альбом «Crazy Nights». Вот и я думаю, что вернулся и сделал бы все лучше.

— Вас принято воспринимать ура-патриотом, преподносящим всех иностранцев чуть ли не врагами.

– Это неправда. Никто никого врагами не преподносит, послушайте мои репортажи.

— Слушал.

– И кто был врагом, объясните, пожалуйста…

«До сих пор завидую Рафаэлю Пуаре, что он обнимает по ночам свою жену Лив-Грете»

— Хорошо, давайте сформулирую иначе. Вы регулярно делаете акцент на столкновении россиян с иностранцами.

– В какие-то ключевые моменты – да. Почему нет?

— И при такой манере получается симпатизировать кому-то из зарубежных спортсменов?

– Вы хотите фамилии?

— Было бы неплохо.

– Бьорндален, Магдалена Нойнер. До сих пор завидую Рафаэлю Пуаре, что он обнимает по ночам свою жену Лив-Грете. Но зависть белая.

— Можно ли комментировать биатлон в ином ключе – без противостояния «наших» и «не наших»?

– У меня никогда не было комментария «наши против не наших». Дело в том, что меня учили: по ту сторону экрана люди гораздо умнее, чем мы. Поэтому обращать внимание нужно на тех, кто образован, кто имеет чувство юмора. Александр Анатольевич Ширвиндт, не побоюсь этого слова, мой добрый друг, как-то сказал: «Знаешь, в наши годы тоже бегали. А вот кто на ком женился – это хорошо».

Так считает человек, который «подсел» на биатлон вместе со своей семьей, заставил «подсесть» Театр сатиры. Я не думаю, что что-то делаю неправильно. На фоне огромного количества пошлятины, которая существует на нашем ТВ, не считаю, что разговоры в духе «кто на ком женился», – это пошло и не интересно!

— Вас недавно слышали на «Евроспорте». Продолжение следует?

– Я там буду иногда появляться, но биатлон оставлю Курдюкову и Терехову.

«У меня никогда не было комментария «наши против не наших»

— Появляться будущей зимой?

– Да. Это разовые акции.

— По лыжам соскучились?

– В том числе.

— Вам не кажется, что в личностном плане российские лыжники измельчали?

– Если копать глубоко, это будет касаться не только наших лыжников. Всегда кажется, вот «были люди в наше время». Думаю, в каждом поколении хватает достойных личностей. Меня учили, что неинтеллигентный человек не может добиться успеха в спорте. Если он отдает точный пас или четко раскладывает технику на дистанции, то сам по себе хорошо образован. По крайней мере, в этом деле. Конечно, люди все разные.

Я вспоминаю слова великого журналиста Льва Филатова: «Чтобы иметь оценку беспристрастную, не нужно дружить со спортсменом». Именно дружить, понимаете? Но общаться с ним обязательно нужно.

— Почему лыжи безоговорочно проиграли биатлону в популярности?

– Я был бы рад, если бы лыжи конкурировали с биатлоном. Не сомневаюсь, появись у нас возможность купить «Тур де Ски» и показать эту многодневку на «России-2», биатлонная аудитория с удовольствием бы посмотрела.

Очень горд, что лыжные рейтинги рыбинского этапа Кубка мира не так уж много уступают биатлонным. В восьмидесятые годы лыжный чемпионат мира был событием гораздо более значимым, чем биатлонный. Биатлон тогда еще даже показывать не научились.

Если футбол, особенно российский, в основном низкого качества, показывать каждый день, как биатлонные гонки, мы его даже плаванием легко обгоним.

«Чтобы иметь оценку беспристрастную, не нужно дружить со спортсменом»

— Пожалуй, соглашусь.

– Ну согласитесь, некорректно сравнивать. Если ориентируемся на матч «Спартак» – ЦСКА, то давайте ориентироваться на…

— Олимпийскую эстафету.

– Возьмем даже любой немецкий этап Кубка мира! Когда Оберхоф начнется, и мы опять будем гулять в Новый год 14 дней, любой нормальный человек, устав от повсеместных рождественских трусов (кстати, я там тоже поучаствую в качестве персонажа), переключится на «Россию-2» и будет получать удовольствие в прайм-тайм, создавая нам огромный рейтинг. Многие люди как-то ни с того, ни с сего стали смотреть биатлон – и это приятно.

— «Ни с того, ни с сего» – насколько велика в этом ваша заслуга?

– Я достаточно скромный человек. Комментатор – вторичная история. Всегда. Сначала – вид спорта, потом комментатор. Я бесконечно благодарен огромному количеству людей из разных регионов, которые признавались, что я помог им увлечься биатлоном. Мне это безумно приятно. Я работаю для этих людей и для тех, кто меня критикует. Для всякого художника оппозиция – очень важный фактор. Какие бы опросы не проводились, но 70 на 30 в мою пользу, и я этим горжусь.

— Возникшим понятием «губерниатлон» тоже гордитесь?

– Продолжая разговор про попсу. Я как-то «приложил» в эфире Баскова. Он мне ответил: «Какая разница, старик, что ты сказал. Главное – фамилию назвал, и отлично». Причем это дорогой артист, по-прежнему собирающий огромную аудиторию. Но я не хотел бы оказаться на его месте. Каждому свое.

«Я как-то «приложил» в эфире Баскова»

— Своими учителями вы не раз называли ушедших из жизни Георгия Суркова и Анатолия Малявина…

– Заочными учителями. Я с ними никогда не был знаком.

— Сейчас есть те, на кого можно ориентироваться? Или, может, даже брать пример…

– Колоссальное уважение у меня вызывает работа и подготовка к репортажам Леши Попова. Безумно люблю слушать Сергея Курдюкова, с которым мы добрые друзья. Он как-то сказал, что мы яблоки с одного дерева. Абсолютно согласен. В свое время, когда мы вместе работали на «Евроспорте», он заставил меня здорово подумать, рассказывая некие подробности из жизни спортсменов. Мол, неплохо бы покопаться в каждом и найти такие вещи, которые мало кому известны. Нравится, что делает Вова Стогниенко. Люди учатся, не стоят на месте. Мне бы тоже так хотелось.

— Поклонники «Формулы-1» заметили, что стиль Попова ощутимо изменился. Ваше влияние?

– Сложно сказать. Мы с ним довольно часто общаемся, ведем одну программу. Наверное, нам есть, что друг у друга почерпнуть.

— Раз вспомнили про Сергея Курдюкова. Почему большинство телезрителей предпочитает слушать его, а не вас?

– Все зависит от эмоционального восприятия. Если бы я был телезрителем, мне было бы сложно разорваться. Наверняка было бы интересно то, что делает Курдюков, но послушал бы и Губерниева. Вообще хорошо, что есть разные комментаторы. Сейчас сложно представить ситуацию, в которой Николай Озеров комментировал бы один – этакий комментатор всея Руси.

Я всю жизнь гордился, что знаком с великими спортсменами, могу вспомнить про них в эфире. В своих видах спорта я знаю всех великих, а все великие знают меня. Не так много людей на ТВ обращают внимание на то, что было когда-то. Я стараюсь этот момент всегда держать в голове. Вот в Холменколлене комментировал этап, и вспомнилась фраза Суркова с лыжного ЧМ-82: «Верхушки сосен пронзают небо». Я сказал то же самое.

В интернете видел заросшую травой могилу Малявина. Здорово, что у меня есть возможность использовать служебное положение и вспомнить о таких людях. Это важно.

«Я всю жизнь гордился тем, что знаком с великими спортсменами»

— Футболисты говорят, что если нет волнения перед матчем, то пора завязывать.

– На самом деле это не футболисты говорят. Есть четкое утверждение одной из лучших женщин ХХ века Людмилы Пахомовой. Волнение помогает и несет, как на крыльях. А мандраж перед стартом просто пригибает к земле. Полностью согласен. Если ты сидишь в эфире, и не вспотели руки, надо менять работу.

— Вспомните комментарий, после которого спортсмены приходили к вам с претензиями.

– Знаю, что сборная обиделась на меня, когда провожали Колю Круглова. Потом мы все выяснили с ребятами. Может, в чем-то я был не прав, слишком резкую оценку дал в эфире. Спорт такая штука, всех рассудил: после этого мы все проиграли! Случайность или нет, но в эстафете остались без медалей, а Ванька Черезов был лучшим в масс-старте, даже, по-моему, в цветы не попал, надо посмотреть.

— Бывает, что неосторожно брошенная фраза гложет?

– Конечно! Мы живые люди. Мне легко комментировать, я всего лишь мастер спорта по гребле. Был бы трехкратным олимпийским чемпионом по биатлону, то не смог бы радоваться так же. Меня бесконечно задевает мерзкая и отвратительная реакция болельщиков, когда они оценивают личность Александра Тихонова. Людям просто надо почитать басни Крылова и знать свое место. Тихонов велик, этим надо гордиться. Какой бы он ни был. Даже если бы он сейчас пожизненно сидел в тюрьме, это не умаляло бы его спортивных заслуг.

У нас, так понимаю, в XX веке трое общепризнанных гениев. Первый – Владислав Третьяк, причем в любительском хоккее. Второй – Лев Яшин. И третий – Тихонов. Кстати, когда Александр Иванович узнал от меня, что он любимый спортсмен Николая Озерова, то чуть не заплакал.

— Поступки и фразы некоторых наших биатлонистов вас не коробят?

– Если вы про Слепцову, мы с ней много раз беседовали. Она призналась, что тогда в Ванкувере сказала чушь. Света – умная девочка, все понимает. Еще меня расстроило, когда на Олимпиаде Максим Чудов не дал интервью. Такое бывает, что люди ведут себя не слишком уважительно к прессе. Но потом после серии замечаний Мутко и Прохорова, дисциплинарные меры возымели действие.

«Мне легко комментировать, я всего лишь мастер спорта по гребле»

— Съемки в фильме «Что такое биатлон» понравились? Не слишком приторно вышло?

– Нормально. Ну, если бы снимал Алексей Учитель, выглядело бы чуть иначе. Люди делают, значит, это кому-то нужно.

— В психологическом плане чем комментарий «Евровидения» отличается от комментария биатлона?

– Да ничем. Точно так же готовимся, общаемся с людьми. Это мой второй опыт. Первый – когда победил Билан. Стоило спортивному комментатору провести «Евровидение», наши сразу же победили. Есть элемент фарта. Петра Налича тоже отправляли куда-то на 25-е место, а мы с Ольгой Шелест опять «обеспечили» достойный результат. В нашем деле главное – «обеспечить». А если серьезно, то мне понравилось. Если канал доверит в следующий раз – съезжу и откомментирую.

— Вас, любителя рока, хоть что-то впечатлило?

– Фестиваль попсовый, конечно. Когда победил Билан, выступала классная финская группа «Terasbetoni», но после «Lordi» им было тяжело.

Сейчас вот в студию прошел Дмитрий Дятлов, наш спецкор. Мы с ним в Будапеште ходили на «Iron Maiden». А в последний день «Евровидения» в Осло попали на «AC/DC». Представляете, как мне повезло. Видно все, рост два метра.

— Вы ведете шоу «Кто хочет стать Максимом Галкиным»…

– Не веду, слава Богу, программа закрылась. Отработал свою часть, получил удовольствие, познакомился поближе с Максимом. Если будут предложения, не мешающие основной работе, соглашусь. Но я спортивный комментатор.

— Есть телепередача, на которой вы мечтали бы поработать в качестве ведущего?

– Нет. Я доволен тем, что у меня есть. Мечтаю дальше продолжать комментировать биатлон, лыжи, плавание, греблю, прыжки в воду, вести «Неделю спорта», пикироваться с Поповым и работать в новостях. Я счастливый человек.

«Оговорился, черт побери! Вот вы меня застали врасплох»

— В конце этапа или сезона ощущаете усталость от биатлона?

– Она от всего может появляться. По правде говоря, хорошо, что биатлонный сезон только несколько месяцев в году. Есть возможность переключиться, заняться чем-то еще.

— Можете прямо сейчас назвать топ-5, допустим, женского тотала?

– Юнссон выиграла… Надо вспоминать… Сейчас посмотрю, вспомню. Еще активно не готовился к сезону.

— Нойнер выиграла.

– Нойнер, точно. Оговорился, черт побери! Вот вы меня застали врасплох. Свойство памяти, не в качестве оправдания. Совсем не готовился, сейчас еще закончим с плаванием. Биатлону посвящу весь ноябрь.

Автор Вячеслав Самбур

Online-интервью с Дмитрием Губерниевым с читателями Коммерсант.ru

Спортивный комментатор ответил на вопросы читателей сайта «Ъ».

Со всеми вопросами читателей можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.

Наталья [ 24.01 21:02 ] Вся страна получает заряд бодрости, оптимизма и отдых от будней, глядя по ТВ спортивные мероприятия с Вашими комментариями. А как Вы предпочитаете отдыхать?

Спасибо, Наталья. Отдых у меня очень простой — прогулки на свежем воздухе и обязательная еженедельная баня на морозе и с жесткой парилкой. Если я неделю в бане не был, то мои репортажи просто могут быть под угрозой срыва.

Алексей [ 24.01 20:18 ] Здравствуйте, Дмитрий! Благодарю Вас за отличнейшую работу на телевидении! Хотелось бы почаще слышать Ваши комментарии, в том числе и в телетрансляциях других видов спортивных состязаний. Кто является Вашим учителем на телевидении? Кого из коллег Вы бы смогли особо выделить?

Спасибо, за прекрасный вопрос. Постараюсь и в дальнейшем оправдывать ваше, Алексей, доверие. У меня было несколько учителей. Прежде всего, я хотел бы отметить моего педагога по речи Светлану Макарову, у которой я учился в течение двух лет дикции и мастерству эфирного выступления в Институте повышения квалификации для работников телевидения и радио. Так же мне немало помогли нынешний корреспондент ТВ-Центра, многолетний ведущий программы «Добрый вечер, Москва» Александр Колпаков, а так же Алексей Кабанов, Александр Мосолов, Юрий Голубцов. Это те люди, которые пестовали меня, когда я работал на ТВ-Центре в 1997 году. Спасибо им. И привет!

Евгений, Башкортостан [ 24.01 20:07 ] Дмитрий, где, на Ваш взгляд, в работе комментатора пролегает граница между патриотизмом и объективностью? Как Вы определяете ее для себя? Не секрет, что на телеканале «Россия-2» среди Ваших коллег немало комментаторов, осуществляющих свою работу по принципу «… хорошо бежит Хаусвальд, а победить должны все-таки наши». Этично ли это? Ведь в спорте, по определению, побеждать должен сильнейший.

Я не сомневаюсь, что в Германии говорят «отлично бежит Флатланд, а победить должна Хаусвальд.» Это нормально. Но и побеждать должен сильнейший. Кто же этим спорит? И если побеждает Хаусвальд, а не Зайцева, мы отдаем должное Симоне, тем более, она очень симпатична мне. У нее было две неудачные Олимпиады, и я верю, что она вслед за сборной России, может быть, выиграет несколько серебряных и бронзовых медалей. Что касается объективности, то здесь всегда хороша золотая середина. По крайней мере, я всегда стараюсь включать внутреннего цензора.

Савелий Петрович [ 22.01 14:48 ] Дмитрий, есть ли вероятность, что вы будете комментировать соревнования по фигурному катанию на Олимпиаде? Накал, видимо, будет. Хотелось бы слышать за кадром не просто профессионалов, а эмоциональные комментарии.

Вероятность того, что я буду комментировать фигурное катание на Олимпиаде, равна нулю. Накал, конечно, не просто будет большим, он будет огромным. Но я считаю, что у нас все не плохо на каналах «Россия» с комментариями по фигурному катанию. Алексей Васильев и Александр Гришин вполне профессионально все сделают.

Павел [ 22.01 14:38 ] Дмитрий, Вы как человек глубоко переживающий в своих репортажах за наших спортсменов, особенно девушек в моменты неудач, ответьте: что для Вас было большим потрясением, осечка Елены Исинбаевой на чемпионате мира в Берлине или ситуация с допингом Екатерины Юрьевой (и других биатлонистов)? И кто из указанных спортсменок Вам более симпатичен?

Уважаемый Павел, для меня одинаково симпатичны Елена Исинбаева и Екатерина Юрьева . Честное слово, я прекрасно знаю и ту, и другую. Знаю их стремления к победе. Большим потрясением для меня, конечно, была ситуация с допингом. Сандрин Байли когда-нибудь должна была, к сожалению, выиграть. Жаль, что это случилось на чемпионате мира. Но Лена потом доказала случайность своего поражения. Что касается Кати, то она продолжает тренироваться. Нарушив, «увы», антидопинговые правила, она несмотря ни на что собирается вернуться на следующий год.

Михаил [ 22.01 12:48 ] Дмитрий скажите, зачем выдающемуся комментатору 21 века, нужна такая программа, как «Кто хочет стать Максимом Галкиным»?

Спасибо, Михаил, но «выдающийся комментатор» это слишком громко сказано. Мне больше нравится наша редакционная фраза «крепкий». У нас есть крепкий редактор, крепкий комментатор. Слово крепкий комментатор XXI века — для меня это как синоним хороший. Что касается программы «Кто хочет стать Максимом Галкиным», то мне это просто интересно, и я с удовольствием ее веду, только и всего. Для меня это новый профессиональный эксперимент, и не мне судить — удался он или нет.

Олег, Рязань [ 22.01 12:06 ] Глубокоуважаемый Дмитрий! Задаю вопрос Вам как человеку честному и пристрастному. На подготовку нашей олимпийской сборной тратятся огромные миллионы долларов США. Нет ли перекоса в распределении средств на спорт? Может, все-таки побольше следует направлять на детей? На зарплату детских тренеров, оборудование спортбаз для детей?

Уважаемый Олег, полагаю, что все-таки перекоса в распределении средств на спорт у нас нет. Насколько я знаю, в последние годы у нас очень много сделано для того, чтобы детские тренеры чувствовали себя лучше. Так же строятся спортивные сооружения, спортивные базы. Другой вопрос, что их все равно не хватает. Я знаю, что во многих регионах вообще слабо развивают детский спорт. Но тем не менее позитивных изменений очень много и я верю, ситуация выравнивается до хорошего знака равенства.

Антон [ 22.01 11:12 ] Ваш собственный прогноз, какие сборные выйдут в финал по хоккею в Ванкувере? Какая сборная займет бронзовые медали?

В финал в Ванкувере выйдут сборные России и Канады. Наши победят. Канадцы соответственно будут вторыми. А американцы выиграют бронзу. Причем американцы сыграют со шведами и выиграют по буллитам.

Нора [ 22.01 05:48 ] Уважаемый товарищ Дмитрий! Да, да — я не оговорилась. Мы с мужем являемся ярыми поклонниками вашего таланта, таланта увлекать и сопереживать спортивному действу, который вы комментируете. Мы не только сами подсели на биатлон, но и благодаря вам, да простит нас великая сборная России по биатлону, подсадили и всех родственников и знакомых. Спасибо за творческую работу в эфире лучшего канала нашей страны. Удачи! И позвольте вопрос — как вы оцениваете разумность и ответственность наших чиновников в выдвижении спортсменов на зимнюю Олимпиаду? Заранее спасибо за ответ.

Я считаю, что наши чиновники в выдвижении спортсменов на зимнюю Олимпиаду проявили самую, что ни на есть разумность — выражаюсь Вашим, Нора, языком. И проявили ответственность. Состав команды сбалансирован, мы повезли всех лучших и я надеюсь, что выступим хорошо. Спасибо, за высокую оценку моего тура. Надеюсь, что на биатлон подсядут еще и незнакомые Вам люди.

Иван [ 21.01 22:06 ] Дмитрий, на мой взгляд, Вы скорее страстный болельщик, навязывающий свои убеждения зрителю, чем комментатор. Вы не согласны с тем, что спорт должен объединять людей?

Иван, я не согласен с тем, что я скорее болельщик. Я болеющий комментатор или переживающий за дело. Спорт, безусловно, должен объединить людей, он всю жизнь объединял, и будет объединять людей. А как же иначе? Как без спорта?

Виталий [ 21.01 15:48 ] Здравствуйте. Очень нравится смотреть соревнования с вашими комментариями. Будете ли вы комментировать соревнования на олимпийских играх? Если да, то в каких видах спорта?

Спасибо, Виталий. Собираюсь прокомментировать биатлон и лыжный спорт. Надеюсь, что буду комментировать церемонию закрытия Олимпиады, которую в прямом эфире покажет телеканал «Россия».

Мария Иванова [ 21.01 15:47 ] Дмитрий, добрый день. Как, по вашему мнению, готова ли наша сборная к Олимпиаде? Стоит ли рассчитывать на много призовых мест? Или Россия не будет фаворитом на олимпийских играх?

Сборная Россия не является, безусловным, фаворитом на этих играх. Полагаю, наша сборная на данный момент готова к Олимпийским играм на 90%. Мы рассчитываем на много призовых мест, но очень много призовых мест не будет.

Ольга [ 21.01 10:30 ] Дмитрий, спасибо огромное за ваши феерические комментарии! Вы способны привлечь внимание к абсолютно любому виду спорта и заинтересовать любую аудиторию даже совершенно далекую от спорта. Не планируете «захватить» еще какие-нибудь дисциплины кроме биатлона и плавания? Я считаю, наши хоккей и футбол (и волейбол!) очень много теряют без вашего закадрового присутствия:)

Спасибо, Ольга. Пока не планирую. Что касается хоккея, футбола и волейбола, то у нас есть прекрасный комментатор Александр Кузмак. У него прекрасно все получается. Удачи, тебе Саня!

Женя [ 20.01 21:05 ] Российские болельщики нередко выступают против того, чтобы Виктор Гусев комментировал матчи футбольной сборной. Считают, что его комментарии не приносят нашей команде удачу. Вы верите в подобные приметы?

Это бред. Когда в свое время я комментировал женскую эстафету 4 по 5 км в Солт-Лейк-Сити наша сборная из-за допинговых скандалов вообще на старт эстафеты не вышла. И меня потом многие обвиняли – мол, до этого 15 лет команда побеждала, а я стал на всю страну комментировать лыжи и наших вообще даже до старта не допустили. Считаю, что Гусев не причем, а Хиддинк должен из сборной уйти — это мое стойкое убеждение. Он гораздо более не везучий, чем уважаемый коллега Виктор Гусев.

Джек [ 20.01 21:01 ] Дмитрий, а как вы относитесь к пародиям на себя в программе «Большая разница»?

Положительно отношусь. Больше пародий хороших и разных. Последняя пародия на меня мне вообще очень понравилась. Так что ребятам, которые все это пишут — огромный привет.

Татьяна Ворошилина [ 20.01 12:46 ] Здравствуйте, Дмитрий. Считаю Вас самым лучшим спортивным комментатором современности. Уверена, комментировать так может только человек, который искренне болеет за наших. А вопрос мой таков: «Вы очень часто рассказываете детали личной жизни спортсменов. Как вы их узнаете, и не бывает ли с их стороны обид»?

Я думаю, что это очень не скромно. Хотя, конечно, Таня спасибо за высокую оценку. Дело в том, если Вы заметили, на сей момент никто из сборной России на какие-то личные темы, если я их затрагивал, не обижались. Иностранцы — не знаю, впрочем ,они вряд ли все это слушают. Но ничего обидного я никогда в эфире не произносил. Если говорил о каких-то деталях личной жизни, то они все исключительно носят открытый характер. Я, конечно, кое-что знаю и из закрытого, но об этом никогда не рассказывал и не расскажу.

Виктор Гандель [ 20.01 09:02 ] Не хотите ли Вы, уважаемый Дмитрий, исключить из своего комментаторского лексикона такие просторечные жаргонные выражения, как «лежка», «стойка», «полтинник» и пр.? С уважением, Виктор Гандель, Ветеран труда.

Уважаемый, Виктор, считаю, что легкие жаргонизмы типа «лежка», «стойка» и «полтинник» украшают репортаж. Тем более, в последнее время все понимают, что эти слова значат. Но в любом случае, большое количество жаргонных выражений в репортажах, безусловно, не должно быть. А если они у меня появляются, то я стараюсь объяснить природу и специфику их происхождения. Впрочем, вспоминая про йогурт (ударение на втором слоге!) и кофе разных родов, полагаю, что это не моя проблема. А проблема других дяденек и тетенек, которые решают проблемы русского языка. Причем, на мой взгляд, не очень успешно.

Анна [ 20.01 08:33 ] Здравствуйте, Дмитрий! Скажите, пожалуйста, какие виды спорта вызывают у Вас интерес, а какие оставляют равнодушным? И приходилось ли Вам комментировать «нелюбимые» виды спорта? И еще вопрос. Вы раньше нелестно отзывались о российском футболе. Изменилось ли Ваше к нему отношение?

Нелюбимых видов спорта у меня нет, есть любимые и самые любимые. Самые любимые это те, которые я комментирую. Футбол входит в число любимых видов спорта, до самого любимого ему еще далеко. Особенно после того, что было в Москве и в Мариборе в матче с известными сборными.

Алексей [ 19.01 22:09 ] Доброго здоровья, Дмитрий! У меня два вопроса. 1. В связи с изменениями на канале «Спорт» многие телезрители не совсем понимают суть нововведений. Молчание руководства телеканала и журналистов рождает еще большие слухи. Ведь канал открывался для популяризации спорта, а сейчас выходит, что спорт снова «задвигают». Какое у вас видение ситуации? 2. Часто складывается впечатление, что комментаторы не знают матчасть комментируемого вида спорта. Ваши комментарии можно ставить в пример. И не только биатлона и гребли. Жаль, что Вы больше не комментируете бобслей — раньше хоть от Вас узнавали о спортсменах, бобах, коньках и многом другом из жизни «зимней формулы-1». На Ваш взгляд, какие могут быть предприняты шаги для повышения квалификации комментаторов? Спасибо.

Спасибо, Алексей. Но хочу сказать, пока спорт на канале не сдвигают, скорее наоборот. Надеюсь, что ситуация и в дальнейшем будет такой же. По поводу матчасти за коллег мне сложно говорить, скажу за себя — я все время готовлюсь к эфирам, Это правда. А на бобслей у меня просто времени не остается, хотя этот вид спорта мне по-прежнему очень близок.

Юрий [ 19.01 15:18 ] Дмитрий, каким спортом вы занимаетесь сейчас?

Иногда плаваю, часто хожу пешком, иногда бегаю, редко играю в футбол. Увы. Даже несмотря на то, что мой коллега Петров меня часто приглашает выступить за его сборную.

Мила [ 19.01 14:00 ] Здравствуйте Дмитрий. Скажите, приходилось ли Вам когда-нибудь участвовать в КВН? Судя по вашим крылатым фразам и шуткам, у Вас бы неплохо получилось:)

В детстве был капитаном школьной команды КВН. Но у нас была всего одна игра в 7 классе, которую мы с блеском выиграли, а я выиграл еще и конкурс капитанов. Спасибо, за то, что вы оцениваете эти милые фразы-шутки.

Иван [ 19.01 12:32 ] Здравствуйте, Дмитрий. Хотелось бы узнать ваше отношение к договорным результатам. Есть ли они в современном спорте? Приходилось ли вам комментировать, заранее зная исход противостояния? Есть ли виды спорта, где договоров в принципе не может быть? В общем, ваше мнение по этому поводу. Спасибо.

Что касается российского футбола, то все знают — договорники есть. Доказать это не то, что никто не может, скорее и видимо просто никто не хочет. Поэтому, полагаю, они и дальше будут.

Evgeny [ 19.01 11:27 ] Здравствуйте, Дмитрий! Я о биатлоне. Почему Вы и Ваш коллега Попов не уважаете болельщиков в том смысле, что некоторые болеют за немецких, норвежских и других спортсменов, а Вы и Попов всячески желаете им (спортсменам) поражения — выдаете фразы, типа: «еще бы один (промах) для верности..» ну и другие перлы?

Мы уважаем болельщиков, которые болеют за немецких, норвежских и других спортсменов, уважаемый Evgeny. Мы болеем за наших и с уважением, относимся к иностранным соперникам. Думаю, что Попов придерживается такое же мнения.

Юрий, Москва [ 19.01 10:54 ] Дмитрий, добрый день. Скажите, известно ли вам о планах строительства трассы в России для гонок Формулы-1?

Думаю, что об этом лучше спросить у Алексея Попова. Я же считаю, что нам у нас в стране не нужна трасса «Формула-1».

Алексей [ 19.01 10:47 ] Дмитрий, здравствуйте. Меня очень сильно беспокоит Ваша позиция по борьбе с допингом. Вы всегда встаете на сторону спортсменов, уличенных в употреблении стимуляторов. По-человечески я Вас понять могу, скорее всего Вас с ними связывают в том числе и дружеские отношения. Но тем самым Вы размываете саму идею борьбы с допингом. Допинг употребляют везде, но на Западе спортсмен понимает, что если он попадется — станет изгоем. А у нас попался — и если уж не герой, то образ мученика вы ему создадите. При такой позиции российских журналистов борьба с допингом в России не имеет никаких шансов и нас постоянно будут сопровождать международные скандалы. Что вы думаете по этому поводу?

Во-первых, сложно, уважаемый Алексей, тех людей, которых ты знаешь на протяжении многих лет сразу обвинять в чем-то. Но у нас так получается, что в плане борьбы с допингом зачастую отсутствует презумпция невиновности, то есть мы раздаем ярлыки до решения судов. Но сейчас ситуация меняется, люди нарушая правила, несут ответственность. Наверное, они не герои, но я не считаю людей подонками и теми, на кого нужно вести срочную охоту в плане каких-то уголовных или иных преследований, как это делается в некоторых других странах. Примеров у меня есть масса, когда люди были сначала героями, потом в буквальном смысле слова им разбивали стекла в квартирах. Тут истина всегда лежит посередине.

Антон [ 19.01 09:25 ] Здравствуйте Дмитрий! Скажите, а что для Вас есть власть? И как Вы оцениваете политическую ситуацию в нашей стране?

Нормальная политическая ситуация в нашей стране, уважаемый Антон.

Кирилл [ 19.01 09:06 ] Дмитрий, прежде всего, огромное спасибо за Вашу работу. Я болельщик со стажем, но благодаря Вам я стал интересоваться видами спорта, за которыми ранее не следил. Вопрос следующий: Уже сейчас, почти за 5 лет до Олимпиады в Сочи, СМИ начали рекламу этого события и даже пропаганду целесообразности ее проведения. А в реальной жизни есть достаточное количество россиян, которые не поддерживают ее проведение и не собираются ехать в Сочи и болеть за наших. Скажите, почему во многих странах подобные мероприятия приводят к единению нации, а в России это не так?

Мне сложно сказать. Я не думаю, что прямо так большое количество россиян против проведения Олимпиады в Сочи и не собираются ехать в Сочи болеть за наших. Если такие есть, то это их проблема. Весь вопрос в том, чтобы там не было супердорогих цен на билеты. Конечно, при подготовке к Олимпиаде нужно очень внимательно относиться к нуждам местного населения, чьи дома попадают под олимпийские объекты. И в каждом случае решать все вопросы индивидуально. Об этом, кстати, говорили и руководители нашей страны. Я надеюсь, что все там будет хорошо.

Евшений [ 18.01 20:04 ] Вы всегда говорите с надрывом, как будто во время комментирования Вы активно работаете веслом. Скажите, пожалуйста, Вас заставляют редакторы создавать такую атмосферу или это Ваш способ заставить телезрителя, который смотрит биатлон, чувствовать себя на футбольном матче? Теннисные турниры комментируют, к примеру, очень спокойно, как и бильярд. Что же не так с биатлоном?

Редакторы не могут заставить меня так или иначе работать, но я знаю других комментаторов, которые также работают с надрывом, хотя они никогда не занимались греблей. Но, честно говоря, «весло» мне помогает комментировать, то есть мне помогает мое спортивное прошлое. Что касается теннисных турниров и очень спокойного бильярда, то биатлон просто не такой спокойный вид спорта, как бильярд. И теннис зачастую тоже не очень спокойный, но там есть своя культура репортажа. И я отнюдь не считаю, что биатлон нужно так же комментировать, как теннис и бильярд

Мария [ 25.01 15:48 ] Как вы расцениваете психологическую подготовку наших биатлонистов Олимпиаде, если они позволяют себе в интервью говорить о том, что «чем ближе Олимпиада, тем все тяжелее и тяжелее»? Спасибо за внимание к вопросу.

Психологическая подготовка наших спортсменов вполне на уровне. Если не все получилось — например, сели на последнем этапе кубка мира, то это не значит, что так же не получится на Олимпиаде. Определенная тревога есть, безусловно. Но я верю в мудрость нашего тренерского штаба и наших спортсменов.

Владимир [ 25.01 20:33 ] Дмитрий, здравствуйте. В свое время мне казались очень скучными трансляции соревнований по биатлону. Ситуация изменилась после того как я услышал ваши комментарии на одном из этапов чемпионата мира. Сейчас мне все еще скучно смотреть шахматные дуэли. Смогли бы Вы комментировать соревнования по этому виду спорта с таким же азартом как биатлон?

Нет, шахматы не смог бы комментировать — я в них очень плохо играю. У нас есть блистательный шахматный обозреватель Николай Попов. Впрочем, мы меня натолкнули на мысль — можем нам с ним вдвоем попробовать комментировать шахматные дуэли? Николай будет непосредственно объяснять, что происходит, а я буду, как футбольный комментатор, да еще и надрывом кричать: «шах, опасно» и так далее.

Интервью с Дмитрием Губерониевым: «Когда идешь по головам, никогда не добьешься успеха».

Накануне Международного дня спортивного журналиста портал Rabota.ru поинтересовался у Дмитрия Губерниева в чем заключается особенность работы спортивным комментатором на телевидении, можно ли придти на ТВ с улицы и какова его личная формула успеха.

Дмитрий Губерниев — известный спортивный комментатор и журналист. В 1995 году с отличием окончил тренерский факультет Российской академии физической культуры, затем — Институт повышения квалификации работников радио и телевидения.

В 1997 году — спортивный комментатор на телеканале ТВЦ, затем вел спортивные новости в программе «Вести» телеканала «Россия». В 2002-2005 годах — соведущий канала «Доброе утро, Россия!». Ведущий программ: «Вести Спорт», «Неделя спорта с Дмитрием Губерниевым».

   Дмитрий, работа на телевидении подразумевает особый график. Опишите Ваш стандартный трудовой день: с чего он начинается и когда заканчивается?

Если я работаю в новостях, то прихожу в студию обычно часа в два и ухожу за полночь. То же самое касается и того понедельника, когда я веду программу «Неделя спорта с Дмитрием Губерниевым». Если говорить о командировках или работе над репортажами, которые проходят с утра, то я прихожу за час-два до трансляции и ухожу сразу после.

Как Вы готовитесь к трансляции?

Иду смотреть трассу на месте события (если речь идет о лыжах и биатлоне). Общаюсь со спортсменами и тренерами, а также съемочной группой. Разумеется, для поиска информации я пользуюсь и интернет-источниками, но ничто не заменит живого человеческого общения.

Расскажите, пожалуйста, об особенностях работы телекомментатором?

Самая главная особенность — не надо по ночам грузить мешки с мукой весом по 50 кг. С моей точки зрения это достаточно легкий вид деятельности, по сравнению, скажем, с трудом высококвалифицированных врачей или авиаконструкторов. Хотя работа в прямом эфире, конечно, сложнее другой журналистской работы.

Последнее время Вы также ведете разные развлекательные программы… Кого в Вас больше: спортивного комментатора или шоумена?

В первую очередь я журналист и спортивный комментатор. Что касается шоуменства и проведения корпоративных мероприятий — это всего лишь часть заработка…

…Или хобби?

Можно и так сказать. Но когда я веду концерты в Кремле, все прекрасно знают, что вот этот двухметровый дядя — спортивный комментатор. Я горжусь принадлежностью к великой, по моему мнению, профессии. Советская школа комментаторов однозначно была самой выдающейся школой в мире, и я рад, что мне удается сохранять ее традиции.

А кого Вы можете назвать своими наставниками?

Если говорить о заочных учителях, конечно, это блестящие комментаторы, которые работали еще в системе Гостелерадио. Я слушал их взахлеб: Николай Озеров, Котэ Махарадзе, Анатолий Малявин, Георгий Сурков. Когда я пришел на ТВЦ, очень многое мне дал Александр Владимирович Колтаков, ведущий программы «Вечерняя Москва», любимый ученик Николая Николаевича Озерова.

А Василий Александрович Кикнадзе — его Вы можете отнести к своим учителям?

Конечно. Василий Александрович долгое время был моим руководителем. Он образцовый начальник, многое дал мне как коллега, учитель, старший товарищ. Сейчас он возглавляет мощную структуру АНО «Спортивное вещание», мы поддерживаем с ним связь и продолжаем общаться.

Дмитрий, а если бы у Вас были подчиненные, какого стиля Вы придерживались бы в руководстве?

О, я самый счастливый человек в мире, которому не нужно командовать! Руководить — это не по мне.

В одном из интервью Вы сказали, что являетесь «крепким» комментатором. Что Вы вкладываете в это понятие?

«Крепкий» — совершенно замечательное слово, которое вошло в обиход нашей редакции буквально несколько лет назад. Оно характеризует человека, который качественно делает свое дело.

Телеведущий — это вершина карьеры или перспектива дальнейшего роста?

Телевидение в принципе — перспективная вещь. Что значит вершина? Я горжусь тем, что много сделал, и понимаю, как мало сделал. Впереди еще море всевозможных событий, связанных со спортом в нашей стране и не только — это и Олимпиада в Лондоне, и Универсиада в Казани, и Олимпийские игры в Сочи, а также Чемпионат мира по футболу 2018 года…

Какое карьерное достижение Вы считаете самым значимым и почему?

Самое значимое достижение — когда ты, не в силах сдержать слез от эмоций, комментируешь победу хорошо известного тебе спортсмена из России, чувствуешь свою сопричастность событию, понимаешь, что ты некое передаточное звено его победы и в это мгновение чувствуешь себя счастливым. Мне неоднократно довелось переживать такие моменты.

Удалось ли Вам осуществить свои мечты?

На данный момент да, но впереди много несбывшегося. Например, я ни разу не выступал со сцены в театре «Современник» (смеется).

Если говорить о мечтах — благодаря своей профессии я подружился с Александром Ширвиндтом и Михаилом Державиным. Я выступал на открытии сезона «Московского академического театра Сатиры», поздравлял на недавнем юбилее Михаила Державина, стоя на одной сцене с мэтрами театра и кино! Это дорогого стоит! Если бы я не был известным комментатором, у меня бы такой возможности не было.

А совсем недавно, когда я познакомился с Галиной Волчек, она радостно сказала, что смотрит мои программы. После ее слов хочется продолжать делать свое дело все лучше и лучше!

Кстати, по поводу связи между искусством и комментированием. В Ванкувере на закрытии Олимпийских игр мне удалось прокомментировать заключительное выступление Николая Цискаридзе и его коллег. Так что и балет я комментировал.

Дмитрий, вы 14 лет работаете телекомментатором, имеете большой опыт личного общения со спортсменами. Не пора ли написать книгу?

Такие мысли иногда приходят мне в голову. Думаю, доведу свой трудовой стаж до 20 лет, а там посмотрим. Мне сложно себя организовать в плане писательства, я даже забросил свой блог, который начал вести прошлый зимой. Видите, с одной стороны я ужасный лентяй, а с другой — все время работаю, всегда чем-то занят, и у меня нет времени на гламур, глянец и тому подобное.

А Вы не думали попробовать силы в качестве продюсера или преподавателя курсов для журналистов или телеведущих?

Периодически я читаю лекции в различных учебных заведениях и в некоторых довольно крупных компаниях. Педагог из меня средний, но если начать заниматься преподаванием более предметно, то можно достичь успехов и в нем.

Наверное, Вам проще не читать лекции, а давать мастер-классы?

Безусловно! У меня есть опыт, который я могу передать и подрастающему поколению, и даже взрослым. Что касается какой-то продюсерской работы, то честно говоря, у меня это вызывает улыбку! Я в качестве продюсера — это было бы похоже на бесконечное многоточие…

Возможность устроиться на телевидение есть у всех кандидатов или работа в этой сфере доступна только избранным?

На телевидение, как и в любую другую область, приходят разные люди из самых разных мест. Например, я в буквальном смысле пришел с улицы. Прошел конкурс и попал на ТВ.

Двери здесь открыты для всех, для журналистов-филологов, представителей других профессий, главное было бы желание! В нашей стране огромное количество всевозможных теле- и радиоканалов. Я считаю, что себя реализовать можно, нужно искать свой шанс и верить в свою звезду.

В свое время, много-много лет назад, я твердо решил, что наступит день, когда я попаду на телевидение. Мне никто не верил, многие приятели смеялись надо мной. Теперь они и вспоминать об этом не хотят, вспоминаю я (смеется).

Что бы Вы посоветовали тем, кто мечтает о карьере тележурналиста?

Учиться, ничего не бояться и быть человеком благодарным, потому что — мое твердое убеждение — идя по головам, никогда не добиться успеха.

По-вашему, в чем секрет успешной карьеры?

Работать надо! Просто работать и все!

Беседовала Инна Деречей.

Дмитрий Губерниев: «Я меняться и не собираюсь»

Комментатор «Спорта» Дмитрий Губерниев в подробном интервью Sports.ru – о своих прыжках с пятиметрового трамплина и дебюте на телевидении, уважении к зрителю и смешных болельщиках, реакции на критику и «толстокожести», «антироссийском заговоре» и тонком чувстве юмора.

— Дмитрий, каким образом вы попали на телевидение?

– Я начал работу почти 12 лет назад, в мае 1997 года, на канале «ТВ-Центр». Пришел с улицы, выиграл конкурс, и меня взяли ведущим спортивных новостей.

— Вот так просто: с улицы – и на телеканал?

– Знакомая из МГУ подсказала, что нужны новые лица на канал «2х2», который реорганизовывается в «ТВ-Центр». Я пришел, меня благополучно отправили обратно. Но поскольку я парень упорный, сумел убедить людей в Останкино, что у меня все получится. Сняли пилот, и я начал работать.
Потом на «ТВ-Центр» пришел Василий Александрович Кикнадзе, который возглавил спортивную редакцию. В 2000 году он пригласил меня уже на телеканал «Россия», где на базе спортивной редакции образовался телеканал «Спорт». Сейчас я работаю в холдинге ВГТРК и очень этим доволен.

— Но ваше образование с телевизионной деятельностью не связано…

– Зато напрямую связано со спортом. Я заканчивал Академию физической культуры – кстати, не педагогический, а тренерский факультет. Такая ошибка есть во многих анкетах. Потом учился в институте повышения квалификации для работников телевидения и радио.

— Какими-нибудь видами спорта помимо гребли профессионально занимались?

– У меня первый взрослый разряд по лыжным гонкам. В классике я достаточно преуспел. В институте меня учил Владимир Кузин, король лыж, чемпион мира и Олимпийских игр, и этим я очень горжусь. Считаю, что имею полное право в репортажах оценивать какие-то лыжегоночные характеристики – просто потому, что меня этому учили лучшие в мире.

Все, что комментирую, я знаю. Про бобслей мне много рассказывал Валерий Лейченко, я пробовал спускаться в бобе. Также у меня был, к примеру, спецкурс по прыжкам на лыжах с трамплина. Я тогда комментировал вместе с Валентином Татаринцевым – это выдающийся судья, лучший арбитр Олимпийских игр в Лейк-Плэсиде по прыжкам, заслуженный тренер. Он меня научил видеть, чувствовать, разбираться в этом виде спорта. Конечно, я сам с огромных трамплинов не прыгал, но с пятиметровых сходненских улетал и даже показывал результат на уровне 8 -10 метров.

— Выходит, зимние виды вы начали комментировать целенаправленно?

– Безусловно, это мои любимые виды спорта. И, честно сказать, – да не обидятся на меня поклонники биатлона – мне лыжи нравятся чуть больше. К моему большому сожалению, сейчас их удается комментировать лишь изредка. Может, это мое детское восприятие. Или, как еще бывает, – есть женщина, которую ты любишь, а есть та, которая просто нравится. Биатлон – пожалуй, второй случай. Хотя сейчас у меня все-таки две любви – лыжи и биатлон. Но то зимой, летом люблю плавание и греблю. Эта любвеобильность мне даже нравится. Я очень скучаю по комментариям именно лыжных гонок, потому что это истоки. Ведь изначально биатлонисты встали на лыжи, а потом взяли в руки винтовки – иначе они были бы стрелками.

Я очень благодарен выдающимся лыжным и биатлонным комментаторам, про которых сейчас практически никто не вспоминает, – Георгию Суркову и Анатолию Малявину. К сожалению, оба ушли из жизни до того момента, как я начал карьеру на телевидении. Очень жаль, потому что именно их я считаю своими учителями. Советская школа до сих пор самая сильная в мире, и когда кто-то называет меня последователем – это безумно приятно.

— Расскажите, как готовитесь к эфиру? Интернет просматриваете?

– Просматриваю. Кстати, хотел бы похвалить, в том числе Sports.ru, за работу. Я на самом деле очень рад тому, что информация из зарубежных источников сейчас оперативно переводится. Конечно, я в состоянии сам перевести с английского и даже кое-что с немецкого. Но поскольку есть люди, которые это делают оперативно и профессионально, удобнее все прочитать по-русски.

Я не стесняюсь признаваться и в том, что захожу на фанатские сайты. В том числе читаю отзывы о комментаторах – но сейчас у меня это ничего не вызывает, кроме смеха. Спасибо тем людям, которые год от года упорно пишут про меня одно и то же. Но, ребята, я меняться не собираюсь.

— Тем не менее находите для себя что-нибудь конструктивное в зрительской критике?

– Безусловно. Но, к сожалению, вижу в ней очень мало позитива. По большей части это критиканство, которым, как я полагаю, занимаются оголтелые фанаты. Леша Попов, когда впервые увидел, что о нем пишут, схватился за голову. А Дима Терехов вообще отказался комментировать дальше биатлон, начитавшись форумов. Получается, десять человек, едва разбирающихся в спорте, сидят у мониторов и вершат судьбы!

Я горжусь тем, что общаюсь со всеми нашими биатлонистами, пловцами, гребцами. И всегда с удовольствием принимаю какую-то критику с их стороны. Хотя в целом они с уважением относятся к моей работе, мне это приятно. Думаю, если профессионал говорит, что все в порядке, то ему можно верить.

При этом могу сказать, что иметь уважение к телезрителю – очень важно. Меня всегда учили, что по ту сторону экрана публика гораздо более образована и умна, чем ты сам. Пусть лучше некоторые считают, что дурак – комментатор. Большинство же все равно так не думает.

— Однако многие имеют к вам претензии. Например, в своих репортажах вы увлекаетесь фактами из личной жизни спортсменов.

– Я этого вопроса ждал. Да, меня много за это критикуют, но я достаточно толстокожий человек, чтобы не обращать внимание. Мне кажется, мы должны объяснять людям: спортсмены – не машины. И нужно рассказывать о них как о личностях, причем выдающихся. Смешон тот болельщик, которому нужны только голы, очки и секунды.

Поэтому мне кажется важным, что Альбина Ахатова вяжет свитер для сына Ленечки. Мне кажется важным, что мамы-спортсменки показывают мне фотографии детей и говорят о них. Эмоциональный момент просто необходим. Другое дело, что нельзя перегибать палку и впадать в «желтизну». Тут важно чувствовать грань, и, думаю, мне это удается.

— Антироссийский заговор, который вы нередко упоминали в эфире, имеет место быть?

– Ерунда, нет никакого заговора! Это элемент шутки. Я с огромным уважением отношусь ко всем спортсменам без исключения. Бывает, в пылу борьбы могу чрезмерно усилить принадлежность к России. Но я болею за свою страну, это нормально. И надеюсь на понимание со стороны аудитории – что не всегда случается.

— Но ведь такая градация – «наши/не наши» – влияет на поведение и настрой болельщиков. Вспомнить хотя бы поведение зрителей в Ханты-Мансийске.

– То, что происходит в Хантах, действительно не очень хорошо. На эту тему мы еще поговорим в эфире ближе к российскому этапу. Я не претендую на роль учителя, но мне кажется, что есть возможность попытаться нам всем вместе повлиять на ситуацию.

— Например, искоренить из репортажей воинственный пафос? Бывало такое, что вы сравнивали гоночные ситуации с событиями Второй мировой…

– Да неправда это. Тут люди передергивают. Я на самом деле считаю себя человеком, обладающим неким чувством юмора. И склонен полагать, что большинство зрителей улавливает тонкую иронию.

— Называть биатлонистку Симону Хаусвальд Хаусвальдихой – это тоже ирония?

– Я нередко пытаюсь использовать богатство русского языка. В этом случае, пожалуй, слегка перегнул и подумал – нужно что-то более мягкое. Пускай она будет Хаусвальдушкой. Она очень хорошая девчонка на самом деле. Одно время весьма подробно за ней следил. Мне немецкие друзья много интересных сведений о ней прислали – про то, как она начинала в биатлоне, про маму, про ее переезд в Германию…

Вообще порой в репортажах интересно провести эксперимент: скажешь что-то и ждешь, как народ отреагирует. И в большинстве своем реакция вполне предсказуемая. В свое время я говорил знакомым людям – вот сейчас назову Бьорндалена космическим крокодилом, и десять человек скажут: «какой Губерниев ужасный, как он мог», а другие десять – «как это было здорово!». Зрителям должно быть весело – это же спорт! Это одна из немногих вещей, которые заставляют нас плакать, смеяться и переживать сильнейшие эмоции.

— А какой эфир стал для вас самым эмоциональным?

– По большому счету самые сильные мои комментаторские впечатления не связаны с биатлоном. Это победа четверки парной в Афинах, Максима Опалева и Ларисы Ильченко в Пекине. Эти виктории заставили меня плакать. Это был крик души, а не комментарий, причем абсолютно искренний.

Что касается биатлона, я счастлив, что был причастен как комментатор к победе нашей мужской сборной на чемпионате мира в Антхольце. За этот комментарий я получил ТЭФИ. Хотя эту награду в первую очередь выиграли наша эстафетная четверка, и ребята это знают. А вообще я уверен, что главные запоминающиеся моменты в биатлоне у меня еще впереди.

— Что тяжелее комментировать: победы или поражения?

– Поражения, однозначно. Но я стараюсь никогда не «хоронить» своих. Даже если мы сегодня все на свете проиграем – завтра все выиграем! Я сам спортсмен, хоть и не добился больших результатов, и знаю, чего стоит борьба за тридцатые места. Знаю, каких усилий стоит попасть в состав любой национальной сборной. Люди, которые после мужской эстафеты в Рупольдинге начали кричать: «Позор!», тяжелее вилки ничего в руках не держали. Я держал. Знаю, когда тебя выворачивает наизнанку после финиша, что такое пахать, получать травмы. Поэтому имею некое право рассуждать о таких вещах.

— Как вы относитесь к болельщицким предрассудкам о том, что комментатор должен молчать во время стрельбы?

– Я считаю, что промахи спортсменов надо обязательно комментировать. Не у всех есть возможность следить за графикой, кто-то просто не в состоянии ее разглядеть. Знаете, был один такой выдающийся случай. Ко мне как-то подошла девочка, полностью незрячая спортсменка, паралимпийская чемпионка – я, к сожалению, запамятовал ее фамилию. Она меня узнала по голосу, просто подошла и сказала: «Спасибо вам за биатлон, когда я его смотрю (так и выразилась – «смотрю»), я понимаю, кто как бежит, кто сколько раз промахнулся». Вот эта оценка очень многое значит.

— Вы нередко приглашаете кого-нибудь из спортсменов к себе в эфир. Насколько оправданна такая практика?

– Для спортсмена, которому завтра бежать гонку, рассказывать об успехах или неудачах других на комментаторской позиции может быть достаточно серьезным испытанием. Макс Чудов, год назад отсидев со мной рядом в кабине, признался потом – устал так, будто только что отпахал 20 километров. Другое дело, когда ребята приходят, к примеру, после эстафетного этапа поделиться впечатлениями. Но злоупотреблять этим не нужно. Парный репортаж – очень тонкая субстанция. Здесь должен сидеть человек, который тебя чувствует и которого чувствуешь ты. Если работать в разные калитки, этим можно нанести ущерб – не понравится ни спортсмену, ни зрителям. Поэтому у нас подобные проекты происходят на добровольной, дружеской основе.

— В Рупольдинге в комментаторской кабине побывала Света Слепцова. Как ей удался дебют?

– Отлично – все было в тему и со знанием дела. С тренером Светы мы договорились, что она придет только на первый этап эстафеты, но по ощущениям стало понятно, что этот эфир пойдет ей на пользу – и она просидела до самого конца. «Не выгонять же девушку на мороз!» – отшутился я потом на тренерские замечания. На меня поворчали чуть-чуть, но не более того. К тому же, как я в вашем интервью прочитал, ей самой понравилось. Была, правда, пара спорных моментов, когда я ее перебил – мне даже редактор «Недели спорта» Кирилл Филиппов сделал замечание. Но тогда ситуация в гонке менялась, и нужно было быстро реагировать. Поэтому прошу прощения у Светы и у телезрителей – это было не по злому умыслу.