Футбол – замечательная игра, но комментировать ее по сравнению с биатлоном и лыжами для меня менее интересно.

– Когда вы в последний раз комментировали футбольный матч?

– В моей жизни это было несколько раз. Впервые – на «Евроспорте». Матч ЧМ-98, что-то вроде Норвегия – Марокко. Лет 12 назад делал дневники Лиги чемпионов. В то же время весь спортивный мир знает, что я внимательно слежу за футболом. И могу трижды за тридцать секунд на спор выкрикнуть слово «опасно!» А также произнести фразу: «Как здорово сыграл этот парень!»

Я вообще люблю футбол. Сам играл в воротах, являюсь обладателем кубка Химкинского района среди семиклассников. Может, даже в Бразилию съезжу поработать. Поддерживаю идею Объединенного чемпионата, поскольку дружу с Валерием Газзаевым. Если бы он призывал к разъединенному чемпионату, я бы и это поддержал. Был момент, когда мне казалось, что у российского футбола несколько дурацкий имидж. Сейчас это не так: футбол без вопросов, игра номер один.

И мне очень нравится то, как формирует сборную России Фабио Капелло. Особенно в сравнении с петрушкой-Адвокатом или нашими биатлонными тренерами, объявившими недавно состав команды на январские этапы Кубка мира. При этом я далек от мысли обсуждать тему Дзюбы, который… Он ведь сейчас за «Ростов» играет? А я его помню еще в «Спартаке». Ну да ладно.

Футбол – замечательная игра, но комментировать ее по сравнению с биатлоном и лыжами, мне кажется, менее интересно. Кто бы что ни говорил, но два этих зимних вида спорта удалось сделать популярными. Моя биатлонная программа имеет фантастический успех. Значит, мы – и я, в частности, – на правильном пути.

И еще. Я очень рад за Лодыгина. Сейчас у «Зенита» совершенно блестящий голкипер, настоящий конкурент Игоря Акинфеева в сборной. Безопасность петербуржских ворот – в надежных руках.

* * *

– Бронзовый призер московского чемпионата мира по легкой атлетике Сергей Шубенков написал в твиттере: «Вы когда-нибудь замечали, что о футболистах не говорят «спортсмены» или «атлеты»: только «игроки». Согласны?

– С одной стороны, случаются непонятные истории вроде чартера, заказанного, чтобы слетать в Россию между матчами чемпионата Европы. С другой – люди получают травмы, жертвуют своим здоровьем настолько лихо, что потом вынуждены восстанавливаться в различных уголках прекрасного города Москвы, не очень этого стесняясь.

Что ни говорите, а спорт – это в первую очередь профессионализм. И его в российском футболе в последние годы стало гораздо больше. Так что слова «спортсмен» или «атлет» нашим футболистам вполне подходят. Хотя, быть может, не всем и не в такой степени, если говорить о самоотдаче, как в свое время Карпину, Мостовому или Онопко.

– Вы добрый начальник?

– Очень. Но я не кабинетный работник, хотя вопрос с кабинетом сейчас решается. Не сижу на месте, вечно чем-то занят, поэтому множество вопросов решает мой заместитель Дмитрий Анисимов. Но подбор секретаря-референта точно останется за мной.

Так вот, я был на биатлоне, по возвращении занялся проектом «Клетка» – появится весной такое шоу на канале «Россия». Много работаю в эфире. Никого пока не уволил. И никого не пригласил, но планы есть. Не хочу называть фамилии, поскольку у людей, которые украсят наш холдинг, достаточно крепкие позиции там, где они сейчас работают.

Вообще рейтинги ВГТРК растут, команда профессионалов напряженно трудится. В этой связи радует наша победа нокаутом над Стивеном Сигалом. Правда, когда смотришь иные произведения отечественного кинематографа, понимаешь: Сигал-то был получше.

– Футбол на «России-2» появится?

– Хотелось бы. Футбол – это рейтинги, чем и объясняется недавний показ жеребьевки чемпионата мира вместо хоккейного матча ЦСКА – СКА. Кто-то возмущался, но как тут можно сравнивать? Мы показали бы жеребьевку даже вместо биатлона! Так что движемся в футбольном направлении.

Я сам скучаю по футболу. Это ведь здорово – работать на матчах. А эти дивные перерывы, без которых не может быть качественных трансляций?! Жду не дождусь, когда снова начну работать в перерывах. Может, не так ярко, как это было на отдельных матчах, но продуктивно.

А пока все мысли занимает Олимпиада. Ее показ на наших каналах будет беспрецедентным по объему.

* * *

– Не пытались дать себе установку более тщательно подбирать слова в определенном радиусе от всего, что связано с трансляциями и телевидением?

– Зарекаюсь каждый раз. Сказал слово «шишки» – и молчи, ни-ни. Или говори исключительно высоким штилем. Но досадные оговорки все же случаются, из чего я неизменно извлекаю уроки. Если кого-то обидел, приношу извинения. Но позитива, считаю, в моей работе все-таки больше.

– Про шишки вы упомянули в недавней программе с Ириной Шадриной?

– Ира замечательная ведущая и красивая женщина. Получила «Золотой микрофон». Поскольку у меня тоже есть такой, задался вопросом, какое из ее прекрасных качеств повлияло на решение жюри в большей степени.

– С недавних пор вы входите в президиум федерации гребного спорта РФ. Справочники сообщают, что у вас есть и другая общественная нагрузка: членство в общественном совете «Молодой гвардии Единой России».

– Не состоял и не состою. Выступал на некоторых мероприятиях в качестве ведущего – и только. Был один раз на Селигере по приглашению СБР и команды Михаила Прохорова. Провел зарядку, прокомментировал футбольный матч, искупался, осмотрел достопримечательности.

* * *

– Какая биатлонная сборная России вам милее: часто побеждавшая в 2008 – 2009 годах или нынешняя?

– В те годы мы зачастую побеждали нечестно, как выяснилось. Так что нынешние победы более ценны. Несмотря на безграмотную работу отдельных специалистов в женской команде.

– Вы о Вольфганге Пихлере? Но ведь ему в наследство достались те же спортсменки. При этом он исключил из процесса известные методики.

– Молодец. Но то же самое могу сказать об Анатолии Хованцеве, Михаиле Ткаченко, Николае Лопухове, Владимире Королькевиче. Мне жалко поколение наших девочек, которое мы теряем в угоду прихотям одного человека. Седову, Денисову, ту же Глазырину, на которой Пихлер поставил крест после падения в Остерсунде два года назад, и ее «выкатывал» в команде «Б» Сергей Коновалов с коллегами.

Из группы Пихлера в основной состав пробились только Зайцева и Шумилова, хотя Зайцева во многом особый случай, сама себе режиссер. Слава богу, потихоньку подтягивается Глазырина. Есть еще Романова, но тут я не буду говорить об этических моментах. Спортсменка не виновата: она бежит, как может, и спрашивать надо с тех, кто привлекает ее в команду, несмотря ни на что.

– Вы считаете Пихлера шабашником?

– Очень точное слово. У него нет опыта подготовки олимпийских чемпионок: сильные шведки Форсберг и Экхольм на Играх оказывались лузерами. И даже если сейчас Катя Шумилова выиграет в Сочи три золота, это не отменит слезы девочек, горечь их неудач и отношение к ним, как к людям второго сорта. Жаль, этого не понимают те, кто называет Пихлера лучшим тренером мира. И те, кто ему потворствует, к сожалению. Являясь его помощниками и входя в золотой фонд российского биатлона. Теперь вот Пихлер повез девчонок в Рупольдинг, а не в горы. Кому это удобно: тому, кто там живет, или спортсменкам? Булыгина у него ела чипсы с кока-колой. Что за бред?! Сколько надо было выпить, чтобы это сказать?!

Сейчас я выражаю свое личное мнение. В репортажах всего не скажешь, там мы дружно верим в команду и в тренеров. В том числе в этих. Но за девчонок обидно. Иногда кажется, что им плюют в душу.

* * *

– Вы ведь и сам – тренер по профессии? Закончили с отличием РГАФК…

– Да, у меня диплом преподавателя физкультуры. Без профильной специализации. Могу хоть в футболе работать.

– Как ведете себя, когда встречаетесь с Пихлером и Павлом Ростовцевым на биатлонных этапах?

– Никак. Они мне неинтересны. Проходят, не здороваются, причем даже с нашими телеоператорами. Мне на это наплевать. Вот если бы вы со мной не поздоровались, переживал бы. А говорить о людях, которые нервничают и неуверенно себя чувствуют, не вижу смысла.

– Есть у вас медальные предчувствия перед Сочи?

– Хотелось бы выиграть два биатлонных золота и штук пять медалей другого достоинства. При этом кажется почему-то, что лыжники выступят успешнее биатлонистов.

– Вы продолжаете занятия вокалом?

– Брать уроки у педагога по имени Александра сейчас удается редко. А без этого при переходе из баритональной тесситуры в теноровую приходится петь на связках. Получается не всегда, но диск я записал. В красивой обложке, с хорошими песнями. В том числе про биатлон и Сочи.

– Рассчитываете заработать на продажах?

– Денег это мне не принесет. Записал для удовольствия, с безвозмездной помощью друзей, спасибо им большое. А к Новому году уже снят «Голубой огонек», который я веду с Софией Ротару. Просился Николай Басков, но было понятно, что София Михайловна выберет в напарники более достойного кандидата. (Коля, не обижайся, это шутка). И с Пугачевой уже работал в такой же программе. Считаю, это уровень и достижение.

* * *

– Праздничные корпоративы – тяжкий труд или хотя бы в малой степени удовольствие?

– Конечно, удовольствие. Мне нравится эта работа. Был случай, скажем, когда пригласили серьезные люди, которые в свое время вступали в перепалку с Ваней Ургантом. Причем успешно вступали, как я слышал. А мне пожали руку и сказали: «Все прошло отлично». Да что там говорить, если и так известно: когда нужен хороший ведущий, зовут меня (улыбается).

– Сколько корпоративов вам предстоит провести в праздничные дни?

– Достаточно для того, чтобы в преддверии Нового года чувствовать себя уверенно. Могло быть больше, но основной работе всегда отдаю приоритет. На Олимпиаде в Сочи, допустим, в день женского масс-старта предложили провести мероприятие. Конечно, услышали «нет». Эфир важнее, сколько бы денег ни дали.

– Российские телезрители делятся на тех, кто, услышав голос Губерниева, приглушает звук телевизора, и тех, кто делает его громче. Каких, по-вашему, больше?

– Конечно, тех, кто делает громче. Сужу по людям, которые подходят ко мне на улице, берут автографы и говорят теплые слова. Поверьте, их очень много. А критики меня удивляют: откуда они знают, какой Губерниев комментатор, если выключают звук?

Но за обсуждение моей работы в интернете – большое спасибо. Потому что это рейтинг и «промоушн». Главное, чтобы равнодушных не было, а если тебя кто-то бесит – это приятные эмоции. Вот я сейчас прохожу мимо отдельных тренеров женской сборной, чувствую раздражение – и радуюсь. Надо держать удар, а не быть салабоном, вот и все.

* * *

– Последнее, что вас восхитило?

– Меня много что восхищает. Например, исполнение Гленном Хьюзом песни Highway Star на трибьют-альбоме Deep Purple. Успехи Селины Гаспарин. И самое главное, конечно, – выход на свободу Михаила Ходорковского. Восхищен решением президента.

– Последнее, что вас возмутило?

– Хамское строительство в моем дворе 10-этажного дома без разрешительных документов. Люди жалуются, а в ответ получают отписки.

– Что вы слушали в машине по дороге в редакцию «СЭ»?

– «Черный Обелиск» и «Круиз» с солистом Валерием Гаиной.

– Последний, кто обижался на вас после эфира?

– Обиды? Иногда забываю поздравить известных биатлонных людей с днями рождения, но почти всегда исправляюсь. А так… Ваня Черезов подошел после эстафеты в Анси. Кто-то ему позвонил, сказал, что я был жестковат. Честно ответил: «Ваня, вранье». И он потом со мной согласился. Еще Пихлер обиделся после женской эстафеты на предолимпийском этапе Кубка мира в Сочи. Оказывается, он не имел никакого отношения к подготовке Слепцовой. И что толку обижаться? В зеркало надо смотреть, аллё!

– Как ведущий «Евровидения», кого вы послали бы на финал-2014 от России?

– Сергея Лазарева. Если будет хорошая песня, он исполнит ее здорово.

– Что может оттолкнуть вас от человека при первом знакомстве?

– Не знаю. Я достаточно терпеливый и толерантный человек.

– Слово или выражение, от которого вас коробит?

– Иногда в эфире привяжется какое-нибудь «тем паче» – и не отстает. Почти никогда не бываю доволен своими репортажами, кстати. Слушаю и понимаю: можно было сделать лучше.

– Самый счастливый для вас день в XXI веке?

– Конечно, день, когда родился сын. Сейчас ему одиннадцать. Ходим вместе на рок-концерты.

Дмитрий Губерниев: «Бьорндален говорил мне, что ни черта не понимает чего я там ору, но звучит круто»

С нетерпением ожидая начала олимпийского сезона, Biathlonrus.com встретился с «русским голосом биатлона» Дмитрием Губерниевым. Известный комментатор признался, что Игры в Сочи станут ключевым моментом не только в карьере спортсменов, но и в его собственной, и несмотря на то, что за его плечами уже семь Олимпиад, предстоящую он ждет с большим волнением. Прогноз на Игры, слезы от фото с Фуркадом, 30–летний роман с биатлоном, собственная популярность и многое другое – в откровенном интервью Губерниева.

— Дмитрий, не будем называть вас по отчеству в силу давнего знакомства, в это биатлонное межсезонье вы пошли на повышение. Каково быть главным редактором спортивных каналов ВГТРК?

— Я никогда не стремился быть руководителем. Если на каких-то мероприятиях меня спрашивали: «Дмитрий, как вас представить? Может быть, через заслуги? Лауреат ТЭФИ или премии Правительства России, или просто герой перерыва футбольного матча?», — то я обычно отвечал: «Скажите, что я просто комментатор». Теперь ответственности стало в разы больше. Если раньше можно было действовать по принципу: раззудись, плечо, размахнись, рука, то сейчас уже нужно больше думать. Я благодарен руководству ВГТРК за всецелую поддержку — не хочу разочаровать. Сейчас творческой работы так много, что едва успеваю руководить, но все-таки успеваю.

— Главный старт сезона – Олимпиада в Сочи. Какие это для вас по счету Игры?

— Для меня это будет уже седьмая Олимпиада, четвертая из зимних. Первая была в 2002 году, в Солт-Лейк-Сити. Мне везло, честно говоря. Я пришел на телевидение и сразу сел в кадр. Ехал на Олимпиаду дебютировать, но знал, что буду комментировать основные биатлонные и лыжные репортажи. За это хочу сказать большое спасибо Василию Кикнадзе, моему многолетнему руководителю. Василий мне первый предложил вести закрытие. Я тогда очень волновался, три ночи не спал. Но когда узнал, что на церемонии выступают KISS и Bon Jovi, сразу успокоился. Мы провели с Василием Александровичем закрытие, и с тех пор я комментировал все открытия и закрытия Олимпийских игр. Надеялся, что меня поставят вести открытие в Сочи – так и произошло. Партнершей будет Настя Чернобровина – с ней мы очень удачно откомментировали открытие Универсиады в Казани. Поедет с нами редактор Григорий Шестаков – человек, который работал шеф-редактором и в Казани, и на церемонии «Евровидение». Это была моя идея, поддержанная руководством. Параллельно церемонию будут показывать несколько каналов, в частности «Первый». Я хочу призвать любителей биатлона смотреть телеканал«Россия», потому что уровень подготовки с моей стороны и со стороны Насти будет максимальным. Как обычно, с одной стороны, непринужденно и весело, а, с другой, с осознанием ответственности. Наверное, этот репортаж будет ключевым в карьере. Он будет без перерыва, поэтому мне тут будет нечего бояться (смеется).

— Вы сказали, что очень сильно нервничали во время первого репортажа. Это волнение уменьшается с каждым разом?

— Если волнение уменьшается, то нужно бросать работу и переходить в управдомы. Но в сфере ЖКХ сейчас все занято, поэтому я продолжаю работу на ТВ. Я по-прежнему волнуюсь. Даже сейчас перед смешанной эстафетой в Остерсунде. Хоть ты вроде бы и комментировал уже миллион раз, но волнение все равно есть. Оно помогает и несет как на крыльях – мандража я не чувствую. Я очень люблю зиму! В Казани во время Универсиады, когда шел с плавания, у меня просили автографы и четверо из пяти говорили: «Дима, спасибо за биатлон!» Я им: «Ребят, ну мы же плавание смотрим», а в ответ: «Да, это клево! Но когда там у нас биатлон уже?». Это удивительная история. Мне кажется, что этим летом огромная масса людей скучала по биатлону. Просто невозможно зайти в самолет или еще куда-то – все время вопросы про биатлон, бабушки расспрашивают про личную жизнь биатлонистов. Я буду продолжать помимо эмоциональной стороны сообщать какие-то интересные вещи, факты. Хочу передать моим поклонникам из города Интернет-троллингска, что, конечно, друзья вы знаете гораздо больше, чем я. Поэтому не буду стремиться кого-то удивлять, просто стану сообщать ту информацию, которую считаю нужной.

— Насколько поменялся биатлон с 2002 года? Был ли он тогда настолько «сочным» видом спорта, чтобы комментаторы выстраивались в очередь?

— Нет, тогда биатлон был практически никому не нужен. Все трансляции были в записи. Я безумно переживал, что в 2003 году не поехал на чемпионат мира в Ханты-Мансийск. Мы делали программу на телеканале «Россия», меня тогда не отпустили. Я комментировал несколько гонок из Шаболовки. Несмотря на многочисленные письма, биатлон тогда стоял в записи на Москву и в прямом эфире по-моему шел только по орбитам. Никакого ажиотажа тогда не было совсем. Биатлон тогда был на завалинке.

— А когда вы ощутили, что биатлон – это не завалинка?

— Я понял это еще в начале 80–х, когда посмотрел свой первый чемпионат мира. Ну а среди широких масс он стал набирать популярность, когда мы его купили и начали ставить в прямой эфир. Наверное, это было в году 2004–2005 перед Олимпийскими играми в Турине. У биатлона вообще феноменальная история популярности. На днях заходил в продуктовый магазин и две девушки продавщицы сказали, что знают меня: «Ой, а вы ведь известный футбольный вратарь». Я не стал их разубеждать, сказал, что являюсь обладателем Кубка Химкинского района среди семиклассников (смеется).

— Какие самые яркие воспоминание о биатлоне 80–х?

— Вообще, началось все с лыж. Я бы сейчас покривил душой, если б сказал, что лыжи мне нравятся больше. Биатлон занимает такую часть моей жизни… Биатлон – это женщина, которую ты любишь, с ней ты живешь. Ну, а лыжи – это, как твоя мама. Поэтому я не делю их. Ведь в 86–м году грандиозные медали Валеры Медведцева не вызывали такого ажиотажа, как победы лыжников в те годы. Не хочу говорить про политику международных федераций по продаже прав, но, конечно, биатлонисты в этом деле преуспели больше – хвала Бессебергу. Сейчас вот Сергей Кущенко очень грамотную работу в IBU ведет, в том числе и по продвижению вида спорта. Для России много сделано – одних только лицензий на стадионы штук 5–6, наверное, выдали. Тюмень одна чего стоит! Не стадион, а сказка. Там и лыжники, и биатлонисты себя чувствуют как дома.

— В начале 80–х вам было совсем немного лет, неужели детские воспоминания о биатлоне настолько сильны?

— Я еще помню белую шапочку Аликина или кудри дяди Толи Алябьева а-ля солист группы Uriah Heep. Честно скажу, что не помню Александра Ивановича Тихонова в гонках на трассе. На днях зашел в кабинет к главе Федерации легкой атлетики Валентину Балахничеву, а через две минуты туда постучал Александр Иванович. Я понял, что нам не жить друг без друга. Он сейчас пишет книгу – обещал, что напишет и про меня. Александр Иванович сказал: «Пришли мне свою фотографию и напиши, какой я, Александр Иванович». Я ему ответил, что если начну писать, то не смогу остановиться. И это правда! Если бы Тихонова не было, то его стоило бы выдумать. Он, к счастью, есть, и мы должны быть довольны. Эти милые перебранки с СБР – это ведь действительно здорово. Я только расстраиваюсь, что у Михаила Прохорова не хватает времени, чтобы парировать реплики Александра Ивановича.

— 30 лет с любимой женщиной, это много! А какой у вас с ней сейчас период?

— Период влюбленности, период ожидания. 24 ноября случится смешанная эстафета на этапе Кубка мира в Остерсунде. У меня так каждый сезон. Я соскучился по биатлону. Мы с биатлоном, как те супруги, которые все время в разъездах. Как Ростропович с Вишневской – великие люди любили друг друга и по полгода жили не вместе. Вот и мы с биатлоном также. Мы с ним несколько месяцев вместе, а потом бац и изменяем с плаванием или с футболом!

— Не было ли момента, когда показалось, что биатлона в вашей жизни слишком много?

— Я вроде бы почувствовал это на церемонии закрытия последнего сезона в Хантах. Но потом ко мне подошел Мартен Фуркад и сказал, что у него нет ни одной фотографии со мной. Мартен предложил сфотографироваться вместе. Тут я заплакал! Приятно, что иностранцы, черти такие, следят за тем, что мы делаем. Бьорндален мне говорил, что ни черта не понимает, чего я там ору, но звучит зашибись. Иностранцы не жалеют комплиментов.

— Если есть роман с биатлоном, то может быть есть и любимые дети в биатлоне?

— Нет, я ко всем отношусь одинаково (смеется). Ну, я  не могу сейчас никого выделить, это будет неправильно. Или будет странно, если я кого-то из ветеранов назову детьми. Конечно, когда Слепцова проигрывает, то мне хочется ей по-отечески всыпать ремня. Такое ощущение, что это твой ребенок не сделал уроки… Света, прости! (смеется)

— Многое ли изменилось в биатлоне с ростом его популярности?

— Видели меня молодого тогда? (улыбается) Конечно, многое изменилось. Сейчас не убежишь, не угонишься за эксклюзивом. Мы с Алексеем Львовичем Поповым, есть такой комментатор, разговаривали на тему эксклюзива. Я ему говорил, что бесполезно блистать каким-то суперэксклюзивом. В интернете его столько, что болельщики будут знать больше, чем ты. К этому нужно относиться спокойно – что-то ты знаешь, что-то – нет. Ну, а он мне говорил про полное погружение, мы ведь такие… Конечно, я буду полно погружаться, но нет нужды лишний раз заходить в команду. Где-то пообщался с тренерами, посмотрел в глаза народу, пожал руки парням, улыбнулся девчонкам и уже понимаешь, какое настроение. Ведь всех уже изучил за годы. Вот Ольга Зайцева очень сильно скучает по мне в те минуты, когда не видит. На первом этапе в Остерсунде или на сборах она всегда улыбается мне, а потом в Оберхофе уже совсем другим голосом: «А, это ты… Ну, привет…».

— Каковы творческие планы на сезон?

— Мы будем делать много для «Большого спорта». «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» тоже сохранится – этот бренд терять нельзя. В олимпийском сезоне будет 12 полноценных программ. На Играх буду комментировать не только биатлон, но и лыжи. Лыжи – это святое. Я счастлив, что на Олимпиаде биатлонные трансляции разведены с лыжами, потому что лыжи будут днем, а биатлон — вечером. Всюду буду успевать. Плюс к этому буду вести открытие-закрытие и дневники на телеканале «Россия». Дай нам Бог здоровья.

— Как складывается комментаторская подготовка к сезону? Качаете ли биатлонную мышцу?

— По мере сил подкачиваю, но, конечно, не так, как зимой. У меня будет неделя перед стартом сезона – времени хватит, ведь голова у меня еще достаточно соображает. Был недавно на сборе с лыжниками в Валь Сеналесе. Кого-то знаю в лицо кого-то – нет. Но тут в кромешном тумане и снегу вижу одну согнутую фигуру – Бьорндален, его узнаю с закрытыми глазами. Я буду молить всех олимпийских богов, чтобы он выиграл олимпийскую медаль в Сочи. Мы с ним очень тепло пообщались в очередной раз. Он знает, что я за него очень болею. Думаю, что российская сборная меня простит, если мы одну золотую медаль отдадим Бьорндалену.

— Только не в эстафетах!

— Нет, не в эстафетах точно! Речь о личной гонке.

— Можете озвучить медальный план Дмитрия Губерниева на Олимпиаду в Сочи?

— Я надеюсь, что в целом у нас будет ситуация лучше той, которую прогнозировала  Infostrada – пять золотых по всем видам спорта. Надеюсь, что биатлон выиграет свои две-три золотые медали, а Михаил Прохоров не оставит биатлон – он действительно в наш вид спорта много вкладывает. А главное, чтобы сохранила свой пост Мария Байдина. Столкнувшись сейчас со всеми зимниками по вопросам производства программ «Сборная-2014 с Дмитрием Губерниевым», я в восторге от работы пресс-службы СБР, потому что такой организации труда я не вижу нигде. Ребята, только не вырезайте это!

— Были ли в вашей карьере гонки, работу на которых вы бы назвали выдающейся. Если не считать памятную женскую эстафету на этапе Кубка мира в Сочи…

— Не может быть выдающейся гонка, где мы проиграли. Я абсолютно искренне переживаю за команду. Все это знают. Я надеюсь, что самая выдающаяся гонка у наших биатлонистов впереди. А мне даст Бог доведется ее прокомментировать! Того же я желаю нашим лыжникам. Видел, как тренируются Легков, Вылегжанин, Черноусов. Все они пахари!

— Понятно, что основной старт сезона – Олимпиада в Сочи. Есть ли этап Кубка мира, которого в этом сезоне вы ждете больше всего?

— Я как-то скучаю по Остерсунду, по их прекрасному Арбату. Вообще, по каждому этапу отдельно скучаешь. В Австрии, например, отличные горнолыжные склоны, где мы усиленно готовимся к репортажам. Без горнолыжных склонов репортаж не может быть удачным. В Рупольдинге есть замечательная «Бабкина гора», где я тормозил метров 70, когда передо мной оказалась вереница немецких тетушек. Я в последний момент затормозил перед одной из них, засыпав ее снегом. На следующий день мы с нашим оператором Иваном Поповым решили, что нужно снова идти на ту гору, бабкину гору. Скучаю по тому моменту, когда коллега тебе приносит хороший справочный материал на позицию во время не самой удачной гонки. И вот уже сама гонка протекает хорошо – я про безалкогольный глинтвейн.

— Если бы была возможность записать гимн биатлона к Олимпиаде в Сочи, то кому бы вы доверили это право?

— Этот человек, к сожалению, уже умер. Речь о Ронни Джеймсе Дио солисте Black Sabbath, Rainbow и собственного проекта Dio. А из ныне живущих, можно было бы попросить Дэвида Ковердэйла или Пола Стэнли из группы Kiss. Но я боюсь, что они не знают о биатлоне. Поэтому пускай гимн биатлона напишет норвежец Йорн Ланде, о существовании которого не знает ни один норвежский биатлонист – позор им. А вот Петтер Нортуг прекрасно знает о существовании русской группы «Парк Горького». Мы с ним вместе даже пели под «Bang» в русском доме на Олимпийских играх в Ванкувере. Когда Петтер проходит мимо множества журналистов, то я напоминаю ему: «Петтер, ду ю ремемба рашн хаус ин Ванкувер?». Он сразу же бросается в объятья со словами «Бразер, ай нид ю!». Диск выходит сейчас «Ветер биатлона», обложка будет биатлонной. Эта обложка взорвет блогосферу абсолютно точно. Она будет в некоторой степени адово добропорядочной. Все благие намерения ведут сами знаете куда (смеется).

— На прощанье, что-нибудь пожелаете или посоветуете нашим спортсменам на пути в Сочи?

— Я хочу сказать словами великого Янковского из «Мюнхгаузена»: «Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь!». Это же так здорово, вы ведь бесконечно любимы. Если про вас что-то говорят, то это от любви. Значит вы вызываете эмоции. Радость и даже огорчение, которые вы дарите, оно в любом случае позволяет народу быть лучше и чище. Лучшим средством от одиночества будет следующая гонка, где вы выиграете. Я верю бесконечно в команду. Желаю ребятам и девчонкам успеха. Все спортсмены нам одинаково дороги, но в эстафету попадают только четыре человека. Постараюсь сохранить объективность.

— Почему наши спортсмены, да и вообще жители России, так мало улыбаются по сравнению с иностранцами?

— Я поймал себя на мысли, что и сам мало улыбаюсь. У нас вечно какие-то проблемы, какие-то мы буки. Мы идем вперед – некоторые биатлонисты прислушиваются к нашим советам. Хотя мы не даем их шибко много, разве что на дружеских посиделках. Думаю, что ситуация меняется в лучшую сторону.

Татьяна Папова, Андрей Аносов, Медиа-служба СБР

Дмитрий Губерниев: «Да здравствует настоящий рок-н-ролл!»

…Он просто ворвался в рок со своим творчеством. А какой замес — биатлон, спорт и рок! Дмитрий Губерниев, известный спортивный комментатор российского телевидения, скоро выпустит макси-сингл «Ветер биатлона». А после записи макси-сингла планирует записать полноценный альбом. «А еще я подумываю, может, собрать банду и запеть? Мне это очень нравится. Тем более что я занимаюсь вокалом», — говорит Губерниев.

Авторская рубрика «Список Сандлера» в прошлом номере «Алефа» была посвящена фестивалю «Good Монин Fest» — памяти вокалиста группы «Круиз» Александра Монина (организатор фестиваля — Продюсерский центр Игоря Сандлера). Одним из ярких событий вечера стало исполнение хитов группы «Мастер», в ходе которого к коллективу присоединился Дмитрий Губерниев, комментатор спортивных новостей на российском ТВ. Он запел, да еще как!
Поэтому появление Дмитрия у Игоря Сандлера в ночном эфире «Русской службы новостей» (РСН 107.0) в программе «Молочные братья» было явно не случайным. В течение многочасового ночного эфира гость Игоря Борисовича с упоением и даже со страстью говорил о своих музыкальных роковых пристрастиях, непрерывно сыпал именами любимых исполнителей и групп и даже сам исполнил несколько композиций.

Русская мечта спортсмена из Подмосковья
Дмитрий Губерниев родился в 1974 году в городе Дрезне Орехово-Зуевского района Московской области. С детства занимался спортом — сначала в лыжной секции, потом греблей. В 1995 году Дмитрий с отличием окончил тренерский факультет Российской академии физической культуры. Он — мастер спорта по академической гребле, а также имеет первый взрослый разряд по лыжным гонкам.
Американской мечте разбогатеть и стать знаменитым любой ценой Дмитрий Губерниев противопоставил свою мечту, которую называет русской. Завершив досрочно карьеру спортсмена, Дмитрий однажды ворвался на ТВ, где его никто не ждал, и работает до сих пор до полного самозабвения. Его эмоциональные репортажи вряд ли можно спутать с работой коллег по цеху. С 2000 года Дмитрий — спортивный комментатор телеканалов «Россия-1» и «Россия-2». А недавно его назначили главным редактором Объединенной редакции спортивных телеканалов ВГТРК.
В свободное от съемок время он плавает, бегает, играет в футбол, занимается оздоровительной ходьбой и закаливанием. Имеет многочисленных поклонников и поклонниц среди телезрителей. На сегодняшний день его считают самым перспективным спортивным комментатором и весьма заметной фигурой среди телезвезд — что неудивительно при его росте в два метра!
Но в прямом эфире разговор Игоря Сандлера со спортивным комментатором шел не о спорте, а совсем о другом.
Из интервью Игоря Сандлера с Дмитрием Губерниевым
– Дима, расскажи, пожалуйста, откуда у тебя такая страсть и любовь к рок-культуре? Что у тебя первично появилось в жизни — спорт или музыка?
– Все это шло синхронно. Мы жили трудно (отец Дмитрия — стекловар, мать — фармацевт. – Ред.). Магнитофон у меня появился только в 1986-м. Мне нравилась тогда группа «Земляне» — «Трава у дома». Конечно, были тусовки с ребятами постарше на три-четыре года, магнитофон «Романтика» и группа «Круиз». Мой любимый фильм детства — «Путешествие будет приятным», где снималась группа «Круиз» (режиссер фильма Альберт С. Мктрчян, 1982). А первый мощный взрыв в сознании произошел, когда я услышал тухмановскую группу «Москва», в которой были Алексей Белов, Николай Носков и потрясающая песня «Грибной дождь». А так начинал стабильно: Sister Twister, Accept, Krokus — хард-рок группа из Швейцарии, Deep Purple. А потом уже пришло понимание классического фундаментального рока. Если говорить о кумирах, то мой кумир — Ронни Джеймс Дио (Ronnie James Dio — американский рок-музыкант, певец и автор песен, фронтмен групп Rainbow и Black Sabbath. Умер 16 мая 2010 г. – Ред.). Да, Ронни умер, но для меня он жив, я постоянно слушаю его музыку. Когда-то я с ним делал передачу. Он тогда сказал, что я самый длинный журналист из всех, кто брал у него интервью. У меня есть наша общая фотография. Поэтому: Long Live rock-n-roll!

«Однозначно тяжелый рок, никакой попсы»
В прессе появилась информация, что телекомментатор Дмитрий Губерниев перед Олимпиадой в Сочи записывает макси-сингл, думает о полноценном альбоме и мечтает отправиться в турне по клубам Москвы.

Из интервью Игоря Сандлера с Дмитрием Губерниевым
– Ты просто ворвался в рок со своим творчеством! Тут главное замес — биатлон, спорт и рок! Как это началось?
– Это идея моего друга Кирилла Немоляева (российский рок-музыкант, музыкальный продюсер. – Ред.). Мы дружим давно, я ему доверяю. Он выступает продюсером. Надеюсь, что скоро выпустим макси-сингл, куда войдут три или четыре песни — называться будет «Ветер биатлона». В качестве бонус-трека хочу записать что-нибудь из Александры Николаевны Пахмутовой — возможно, про тренеров «Разве сердце позабудет…» После записи макси-сингла будем думать о полноценном альбоме. Запишем песни с Лешей Булгаковым, Мишей Серышевым, Артуром Беркутом — у нас хорошая компания. Но это планы на будущий год. А еще я подумываю, может, собрать банду и запеть? Мне это очень нравится. Тем более что я занимаюсь вокалом. Запись макси-сингла — не коммерческий проект, просто для души и здоровья. Но я уже думаю о том, как сделать мощную презентацию, пригласить народ. Мне приятно, что откликнулись друзья: Леша Страйк написал гитарное соло, Леша Белов из «Парка Горького» поможет — спасибо им. И приятно, что ребята идут навстречу. Артур Беркут написал песню «Победителей не судят», мы ее исполним дуэтом. Уже провели фотосессию для обложки — там я буду выдувать ветер биатлона. Что касается стиля музыки — это однозначно тяжелый рок, никакой попсы. Словом, жизнь кипит.
Мы стараемся идти в ногу со временем. Поскольку я не профессиональный певец, то прошу не сильно придираться, а, как говорится, понять и простить. Я считаю, что мы делаем все более или менее достойно. Постараемся, чтобы и диски появились в продаже, и подарим их всем, кому нужно. Мы привлекаем внимание к хорошей музыке. Я ведущий концертов на телеканале «Россия», где такой музыкой и не пахнет. Во время спортивных трансляций стараюсь сделать все, чтобы люди не только не забывали о настоящей музыке, но и были в курсе того, что происходит. Поэтому: Long Live rock-n-roll!
После таких откровений Дмитрия Губерниева возникает мысль: похоже, у Игоря Сандлера появились союзники в деле пропаганды хорошей музыки, если за дело берутся такие молодые яркие медийные личности, как Дмитрий Губерниев.
Записала Татьяна ЛАРИНА, Россия

Дмитрий Губерниев: Для меня Пихлер- как Неуловимый Джо!

В Барселоне я встретился с Дмитрием Губерниевым, которого называют «золотым голосом биатлона». Но люди забывают, что также Дима много комментирует плавание, прыжки в воду, синхронисток…

«ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО ПРЫГНУЛ С ВЫШКИ»

— Я всегда мечтал работать на плавании. Мне дико нравилось. Помню величайшие заплывы на Олимпиаде в Сеуле. Победу Сальникова, Полянского… — рассказывает Губерниев, когда мы расположились за столом на завтраке. Популярный комментатор заказал себе какао, свежевыжатый апельсиновый сок и большой гамбургер.

– Интересовался плаванием плотно. А когда поступил в институт физкультуры, у нас был серьезный спецкурс на год. У меня по всем стилям четверки и пятерки, кроме баттерфляя. Педагоги из нас всю душу вытрясали, за что им благодарен.

Еще я прыгнул с 10-метровой вышки. Полчаса стоял на краю. Весь курс собрался, чтобы поржать. Но я сделал шаг вперед – и солдатиком! Горжусь до сих пор.

Прыжки в воду начинал комментировать с Анатолием Ларюшкиным, светлая ему память. А потом – Алексей Евангулов, Олег Зайцев. Они объяснили этот вид спорта, и я его начал немного понимать.

Моя самая любимая спортсменка – пловчиха. Обожаю Настю Зуеву. Образец воспитания, душевности, духовности. Люблю ее платонически, возвышенно. Рад, что у нее намечается свадьба с пловцом Сережей Фесиковым. Но расстроен, что Настя не выступит в Барселоне.

Народ на Универсиаде в Казани толпами подходил ко мне за автографами. «Как здорово у вас получается на биатлоне, Дима!» Я расстраивался: «Ребята, я же еще и плавание комментирую…» — «Да-да, мы знаем. Но вот биатлон…»

— Биатлон в России круче.

— А вот в мире – наоборот. Рейтинг у плавания космический! Каждый может бежать на лыжах, но почти никто при этом не стреляет из винтовки. Биатлоном так просто не займешься. А плавать может и должен абсолютно любой человек.

Но почему у биатлона такой рейтинг на «России 2»? Во-первых, нам удалось подтянуть женскую аудиторию. Во-вторых, люди смотрят его как бесконечный качественный сериал. Свои герои, характеры, азарт…

В-третьих, календарь сезона у биатлонистов благодаря стараниям федерации составлен так лихо и динамично, что пловцам стоит поучиться. Хотя мне очевидно, что чемпионат мира по водным видам спорта по всем статьям превосходит первенство мира по биатлону. Тут же в Барселоне аккредитована 181 страна!

— Вы думаете, биатлон в России популярнее футбола?

— Конечно! А вы будете спорить? Не говорю о редких матчах сборной или блокбастерах ЦСКА – «Спартак», «Динамо» — «Зенит». Таких хитов – меньше десятка за сезон. А в остальном мы видим зияющие дыры на трибунах. Зритель показывает, что футбол ему не нужен. А биатлон смотрят все – женщины, мужчины, старики, дети…

 

«ДАНЧЕНКО В СТО РАЗ КРУЧЕ ХИДДИНКА!»

— Биатлонный тренер Вольфганг Пихлер пожмет вам руку? Или обиделся на критику?

— Мне совершенно наплевать на этого человека. И все равно, что он там думает. Желаю ему удачи. Но это как анекдот о Неуловимом Джо. Сейчас мне Пихлер просто не нужен. Я знаю только, что он плохо делает свою работу. Надеюсь, к третьему сезону покажет хоть какой-то результат.

И хорошо, что теперь за сборную отвечает старший тренер Александр Селифонов, а советником работает Валерий Польховский. Уверен, что будет лучше. Потому что хуже быть не могло.

— Зачем вообще нужны тренеры-иностранцы в России? Вот Хиддинк взял да сбежал…

— Ну разве плох Фабио Капелло? Большая ошибка – это Дик Адвокат. Тренер тренеру рознь. Захотят свалить из России – скатертью дорога. Других найдем.

А отдельным иностранным специалистам в биатлоне советую держать удар. Как это делают приличные спортивные комментаторы.

— Удар – это когда Вячеслав Малафеев в твиттере не поздравил вас с Днем спортивного журналиста? Так и написал: «Всех, кроме одного, из зимних видов спорта…»

— Я почему-то решил, что Малафеев не поздравил Илью Трифанова – нашего корреспондента по зимним видам спорта. Можете тут три смайлика поставить?

— Вы как бывший гребец относитесь к футболу с ревностью?

— Татьяна Данченко, великий тренер синхронисток, сказала: «Я, например, считаю себя круче Хиддинка». И я согласен. Она в сто раз круче! В тысячу! Только синхронное плавание как вид спорта с футболом никак сравниться не может. Но Данченко – абсолютный новатор. А Хиддинк… Ну так, неплохой специалист.

 

«УНИВЕРСИАДА – ЭТО ПРОРЫВ!»

— Вам понравилось на Универсиаде?

— Это прорыв. Феноменальная любовь к спорту в Казани. Тысячи детей на трибунах, глаза горят, секции переполнены, родители счастливы. Никто никого на арены не сгонял. Люди даже билет не могли достать.

Что касается основных составов, то нужно смотреть на вид спорта. Наверное, в легкой атлетике стоило выставлять всех лидеров. А в прыжках в воду – не уверен. Может, Илье Захарову надо было дать отдохнуть после Европы, потому что он сейчас уставший в Барселоне. И в синхроне с Кузнецовым до золота не допрыгнул. Но случилось то, что случилось.

— Не считаете Универсиаду большой показухой? Профессионалы избивали любителей. Ну зачем нам эти 155 золотых медалей?

— Я не хочу обсуждать медали. Мне все равно, сколько их выиграла Россия. Понятно было, что мы соберем много. Но я видел детей, которые пришли на стадион. Я же говорю, спортивный бум в городе!

И организовано все было идеально. Проблемы – они тут, в Барселоне, где принтеры не работают и шаттлы не ходят для прессы. А в Казани невозможно представить, чтобы кто-то не уехал от бассейна к отелю. Там же всех сразу уволят!

А еще я комментировал церемонии открытия и закрытия. Есть с чем сравнивать. Я же их и на Олимпиадах веду, начиная с Солт-Лейк-Сити. Так вот, открытие в Казани – это высший олимпийский стандарт! Знаю, в оргкомитете «Сочи-2014» крепко призадумались. Но нам не нужно тут рекорды ставить. Мы просто показываем всему миру, как Россия может сделать красиво.

— Какая церемония кроме Казани вас больше всего зацепила?

— Конечно, Пекин! Что-то невероятное. Я был потрясен. И закрытие в Солт-Лейк-Сити. Там выступали «Kiss» и «Bon Jovi». Мы все показывали в записи, и я уговорил редакторов, чтобы эти хиты оставили в эфире. Уже тогда я продвигал металл на федеральных каналах.

— Синхронистки подготовили дуэт под хэви-метал.

— Я жду, когда они покажут это в Барселоне. Данченко сказала: «Ты, Губерниев, постоянно плачешь, что мы не используем группу «Metallica» в композициях. И решили сделать тебе приятное». Давно пора! Сколько можно терпеть?!

 

«БОЛТУНОМ Я БЫЛ УЖАСНЫМ…»

— Какой самый забавный форс-мажор в эфире вы вспомните?

— Тот, который привел меня в Химкинский суд.

— История с Малафеевым…

— Все остальные – не такие забавные.

— У вас бывают репортажи на пять часов. Например, Гонка чемпионов в биатлоне. Как выдерживаете?

— Если вы о туалете, то Маргарет Тэтчер в свое время называли «Леди Железный Мочевой Пузырь». Она могла очень долго терпеть. Я такой же. Организм сам знает, когда надо. Сопли, слезы из глаз – проходит всё. Телекамера лечит.

— Вы учились в РГУФКе на тренера?

— Да, у меня написано в дипломе «Преподаватель физической культуры. Тренер». Если кончатся иностранцы у футбольной сборной России – я готов.

— Хотя бы на секунду в юности себя тренером представляли?

— Мне нравился сам процесс учебы. Но даже в школе я в последние годы почти все время уделял тренировкам.

А у нас как назло был математический класс. И это ужасно. Я не хотел уходить из родной школы. Поэтому усердно всем мешал на алгебре и геометрии, а они мне – на биологии и литературе. Поскольку я очень шумный, то боролся со всеми.

А еще доставал магнитофон из сумки и срывал контрольные. Мне до сих пор стыдно перед учителями. Кого ни встречу – всегда извиняюсь. Болтун был ужасный… Можно к молодежи обратиться? Не ведите себя так в школе. Потом жалеть будете. А если вас не простят?

— Вас в интернете называют Гу. Нравится?

— Да зовите, как хотите! У меня куча прозвищ. Помню, девочки в пятом классе меня называли Губошлепом. А однажды подошла красивая старшеклассница: «Эти дуры еще не знают, какой это кайф, когда у мужика толстые губы! Подожди, пройдет 3-4 года, и они все попляшут». Это тогда меня сильно воодушевило.

 

«КТО ЛУЧШЕ МЕНЯ ПРОВЕДЕТ КОРПОРАТИВ?!»

— Вы дружите со спортсменами?

— Нельзя. Я когда-то эту истину прочитал у Льва Филатова. Тогда не понял. А сейчас верю.

Вот ты дружишь с ним, и он плохо выступил. Скажешь в эфире: «Не готов». А человек обижается: «Это мой тактический маневр. Я начал пятилетнюю подготовку к зимней Олимпиаде-2018 в Корее».

У меня много товарищей в спорте. Но это не закадычная дружба с большой буквы.

— Если б вы организовывали корпоратив, кого бы позвали ведущим?

— Себя, конечно. Вообще все приличные организации уже поняли, кого надо звать. Звоните моему директору, уважаемые друзья! Телефон на официальном сайте Guberniev.com.

— Давно сайт появился?

— В этом году. Это идея человека, с которым я провел несколько мероприятий. Как часто выступаю на корпоративах? Коммерческая тайна. Но проблема только одна – нахожусь ли я в России в нужный момент.

— У вас много командировок. Не надоело мотаться по миру? Да и в деньгах теряете, когда корпоративы уплывают.

— Это правда. Но я привык к такому образу жизни.

Как-то прочитал в книге Эльдара Рязанова, что он вытащил Андрея Миронова на съемки в Италию. Там был только один эпизод. Помните в «Приключениях итальянцев в России», когда он докладывает со дна Невы? А это в теплом море снималось.

Так вот, они уехали на два месяца! Миронов ходил, гулял. Ему звонила жена Лариса Голубкина: «Что ты там делаешь? Приезжай!» — «Балда! Я здесь живу!»

Вот так и я – живу в командировках. И что, плохо мы сейчас завтракаем в Барселоне? А потом поеду еще куда-нибудь. Но домой тянет всегда. Представляю, какой у меня там будет загруз перед Сочи!

— Не устали от того, что дико востребованы?

— Я счастлив, что работаю в ВГТРК. Там идеальные условия для творчества. Когда говорю об этом в кругу коллег, у меня спрашивают: «Правда? Такое разве может быть?» Но я – патриот своего холдинга. И если вы спросите меня о пятерке лучших телекомментаторов России, то назову двадцатку – и все оттуда!

— Смотрите работу сослуживцев в свободное время?

— Не-а. Надо отдыхать от спорта. Я лучше в театр пойду. Уже забыл, когда покупал билеты. Звонят люди, меня приглашают. Например, художественный руководитель театра Сатиры Александр Ширвиндт, которого очень хочу поздравить с недавним днем рождения.

Вот не купить билеты на спектакль, я звоню кому-нибудь. И Александр Анатольевич говорит им своим басом: «Дима – это святое»…

 

* * *

«ФУТБОЛ – ЭТО «РЮМКА ВОДКИ НА СТОЛЕ»

Большой фанат музыки и комментатор Евровидения Дмитрий Губерниев сравнил отдельные виды спорта с хитами и известными группами.

БИАТЛОН
Песня на слова Кирилла Немоляева и Игоря Лобанова. Исполняют Дмитрий Губерниев и его друзья. Называется «Ветер биатлона». Скоро выйдет макси-сингл. Потом запишем целый альбом.

ПРЫЖКИ В ВОДУ
Старенький хит «Deep Purple» — «You Keep On Moving» с альбома 1975 года «Come Taste the Band». Тогда еще покинул группу Ричи Блэкмор, а в записи участвовал Томми Болин.

ПЛАВАНИЕ
Смотря кто плывет. Если Евгений Коротышкин в олимпийском финале – это однозначно «Bang bang say da da da». Очень люблю эту пластинку от «Парка Горького».
Когда выступают американцы – что-то из «Aerosmith». А вот когда плывет Сунь Ян, это идеальная аналогия с песней «Iron Maiden» — «Afraid to Shoot Strangers». Сначала сингл разыгрывается, а потом начинается мощная дурь. Так и китаец делает на последних 100 метрах.

ХОККЕЙ
Песня «Игра» Леши Булгакова из группы «Легион». Давайте поддержим отечественного производителя.

ФУТБОЛ
«Рюмка водки на столе». Это в целом. Причем тут нет прямой ассоциации ни с рюмкой, ни с водкой. Отдельные матчи – певица Света: «Хватит, довольно, мне уже не больно». Но при Капелло пришли успехи, и сейчас звучит от Анны Герман: «А он мне нравится, нравится, нравится…»

ПЯТЬ ЛЮБИМЫХ СПОРТСМЕНОВ ГУБЕРНИЕВА

«АРМСТРОНГ УПАЛ И ОТЖАЛСЯ!»

«Настю Зуеву вынесем за скобки и поставим на пьедестал. Эталон, который выше всяких хит-парадов. А назову я вот кого…»

Федерика Пеллегрини (Италия, плавание).

Магдалена Нойнер (Германия, биатлон).

Флоренс Гриффит-Джойнер (США, легкая атлетика).

Гейл Диверс (США, легкая атлетика).

Лэнс Армстронг (США, велоспорт). Единственный мужчина в списке.

Шокировал ли меня допинговый скандал? Да.

Самый великий обманщик в спорте! Однако то, что он преодолел и как работал…

Лэнс упал в моих глазах. Но он упал и отжался!

Десятка «горячих» цитат Дмитрия Губерниева от АиФ.

Кто не знает Дмитрия Губерниева, тот не знает что такое биатлон. Именно этот вид спорта является коньком известного российского комментатора, именно благодаря биатлону Дмитрий в России стал популярнее любого спортсмена. Конечно, комментирует он и другие виды спорта, и даже неспортивные события, но биатлон — его вотчина, его голубой океан.

Свою популярность в биатлоне Губерниев снискал не только за профессиональную оценку событий и ту инсайдерскую информацию, которой он столовыми ложками кормит любителей биатлона, но и за отличное чувство юмора, за ставшие уже культовыми фразы, вольно или невольно вырывающиеся у него прямо в эфире.

Цитаты

Дмитрий с удовольствием комментирует все…

…коллег: «Посмотрите, с каким обожанием смотрит журналист на Бьорндалена. У каждого мужчины, конечно, свои предпочтения».

…науку: «Может быть стоит Александру Усу выходить бритым на следующие гонки. Все-таки сопротивление ветра меньше… надо провести исследования норвежским ученым о влиянии бороды на скорость биатлониста».

…футбол: «Наши футболисты бы уже давно умерли бы от такой работы! Вы что, бегать два дня на третий, нет! А тут каждый день! Это не для них».

…инопланетные вторжения: «Что-то проблемы с трансляцией у нас, не дай бог инопланетяне пожаловали».

Дмитрий Губерниев

…медвежат: «К нам тут подошел медвежонок, символ этих соревнований, и спросил, не видели ли мы тут еще 2-х таких же медведей. Причем из „глазниц“ у него шел такой аромат высококачественных здешних напитков, что было ясно, что за руль этому медвежонку сегодня не стоит садиться».

…и, конечно, биатлон: «Не стоит ждать, что прилетят инопланетяне и заберут у Бьорндалена сразу две лыжи».

«Он таким удивленным взглядом проводил последнюю пулю, как будто мишень встала и пошла ему на встречу со штыком на перевес».

«Вот наконец-то застрелился немецкий спортсмен!»

Но, естественно, как всякий человек с хорошим чувством юмора, Дмитрий Губерниев с улыбкой смотрит не только на окружающий мир, но и на себя: «Стучу по всему деревянному, по монитору и по голове. Голова комментатора заменяет дерево в любых ситуациях».

Кстати, на сцене Дмитрия можно заметить не только, как споривного комментатора или ведущего какого-либо мероприятия, но и как… певца. Поклонник тяжелой музыки, он и исполняет песни весьма неплохо. Во всяком случае, ничто не помешало ему спеть с одной из культовых российских групп — «Мастер».

Дмитрий Губерниев о продукции blossomsib.com

Заказал себе нашумевший элексир молодости blossomsib.com разработанный сибирскими врачами/учеными. Одно из лучших моих приобретений за последнее время. Сил и энергии прибавилось, ощущение, что стал моложе. Если кому интересно, заказывал на сайте blossomsib.com

губерниев 2