Дмитрий Губерниев. На меня наезжают, но я сильный.

Дмитрий Губерниев сказал, что, по его мнению, главному тренеру сборной Чехии Ондржею Рыбаржу слова вкладывают в уста. Ранее наставник чешской команды обвинил россиянина в том, что он «распространяет пропаганду» против его страны, из-за чего в адрес спортсменов приходят угрозы и оскорбления. В частности, болельщики атаковали «Инстаграм» Габриэлы Коукаловой.

— Почему чешский тренер акцентирует внимание на вашей персоне?

— Он не знает, кто в его стране комментирует биатлон, но зато хорошо знает, кто этим занимается в России.

— Вы бы хотели с ним лично поговорить?

— А зачем это?

 — На вас же наезжают…

— Но я сильный! К тому же есть другие способы воздействия на людей, например руководство IBU. Разговаривать с чешским специалистом мне не о чем. Правда всё равно на моей стороне. Это знает любой болельщик, смотревший мои репортажи. Но еще раз хочу обратить внимание, что я продолжал, продолжаю и буду продолжать восхищаться победами Габриэлы Коукаловой.

— Давали ли вы повод чешским коллегам?

— Они прицепились к тому, что во время масс-старта в Антерсельве на финише я в прямом эфире сказал, что буду переживать за немку Надин Хорхлер, а не за Коукалову. Я не болею против Габриэлы. Татьяна Акимова тогда не боролась за медали, а в такой ситуации могу себе позволить болеть за любую спортсменку. На мой взгляд, это совершенно нормальная история.

На нынешнем чемпионате мира я совершенно искренне порадовался за Коукалову, которая выиграла спринт. У меня есть ощущение, что чехам, в том числе Коукаловой и Рыбаржу, просто вкладывают слова в уста. Желаю им найти хорошего редактора.

Читать далее «Дмитрий Губерниев. На меня наезжают, но я сильный.»

«Эхо Москвы.» Дмитрий Губерниев:»Биатлон — телеспорт №1.»

 Мне так говорят иногда, что я пытаюсь тренировать в эфире, я просто высказываю свою точку зрения. Но поймите, комментатор – я же не говорящий интернет…

Е. Афанасьева― Добрый вечер, в эфире «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям, говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра.

И какая зима без биатлона, нового вида спорта номер 1, и какой биатлон без Дмитрия Губерниева. Здравствуйте, Дима.

Д. Губерниев― Здравствуйте, Лена. «Ластонька, я иду к сути!» – вот эпиграф такой, мое любимое высказывание из знаменитого спектакля «Маленькие комедии большого дома».

Е. Афанасьева― Сейчас у некоторых наших слушателей и зрителей раздвоение – нашего папу и тут, и там показывают. Только Дмитрий две гонки откомментировал…

Д. Губерниев― Да, я не поехал в Польшу на чемпионат Европы, работал из Москвы, и из Москвы сейчас буду комментировать универсиаду на следующей неделе, поэтому я здесь с вами успел.

Е. Афанасьева― Вот так, тут добраться быстрее. Уважаемые слушатели, все вопросы Дмитрию Губерниеву — +7-985-970-45-45, наш смс-номер. Во второй части программы постараемся и телефонные звонки ваши принимать.

Дима, вот разница какая человеку работать, ну, такому профессионалу, как ты, но работать там на месте или все-таки на расстоянии по трансляции комментировать, сильно отличается для тебя как спортивного комментатора?

Д. Губерниев― Ну, Николай Николаевич Озеров говорил, что комментарий под картинку, то есть, из студии – это изначально брак. Ну, я соглашусь, безусловно, потому что, конечно, я звоню каждый раз и главному тренеру, и наставникам команд, может, с кем-то из спортсменов связываюсь. Но, безусловно, когда частенько смотрю в окно комментаторской позиции, там на месте нюхать, щупать, смотреть, подглядывать и сообщать самую свежую информацию, безусловно, на месте событий это все значительно проще. Но тоже времена непростые, поэтому, конечно, мы и так ездим, грех жаловаться, на все этапы и поедем на чемпионат мира, поэтому было принято решение на Матч ТВ работать из Москвы. Я отработал из Москвы, и, как выяснилось, не зря, потому что 6 золотых наград на чемпионате.

Е. Афанасьева― Красавцы!

Д. Губерниев― Лучшее выступление за всю историю турниров сборной России.

Е. Афанасьева― Прекрасно. А что нам светит дальше, потому что поклонники напуганы были сильно, что допинговый скандал дошел до любимого биатлона. Дальше что?

Д. Губерниев― Целое дело. Исполком будет 8 февраля, у нас 22 спортсмена, по ним расследования из списка 31-го маклареновского прекращены, остаются 7 человек, но список уже худеет на глазах, там значительно меньше этих семерых фамилий, пока сейчас называть не будем. Там в другом проблема, там проблема в том, что Логинов и Старых — Логинов, который сидел без спорта 2 года, Старых – 3 года. Ей добавили наказание, она за это время успела родить еще одного мальчика, состоялась как женщина по полной программе, семья прекрасная, все помогали. Но сейчас тоже дилемма, потому что и Фуркад, и очень многие другие, дескать, мы не хотим с ними соревноваться и так далее, и так далее. Но и, с одной стороны, вроде как учитывать вот это (неразб.) биатлонный нужно, а с другой, мы понимаем прекрасно, что в демократической стране на свободу с чистой совестью – пожалуйста, отсидел, было бы 10 лет – отсидели бы 10. Вернулись бы? Не знаю. А сейчас вот есть у Логинова 2 года, а у Старых 3 – бегают чистыми. Сдаем допинг-контроль, конечно. За свои ошибки понесли наказания. Наверное, заслуженное – сейчас не про это говорим, но про то, что заявлять или не заявлять.

Бессеберг – руководитель мирового биатлона, отвечая на вопрос коллеги Ильи Трифонова сказал, что, да, никаких проблем нет, но тоже есть, опять-таки, какие-то нюансы, треволнения, но, по моей информации, на данный момент Союз биатлонистов России склоняется к тому, чтобы заявлять – они блестяще выступили на чемпионате Европы, помогут команде на чемпионате мира, сомнений нет никаких совершенно, потому что с Логиновым и Старых наша сборная станет сильнее. А это значит, что мы сможем бороться в Хохфильцене на чемпионате мира по биатлону за год до олимпийских игр за медали.

Е. Афанасьева― Даже исходя из того, что случались, к сожалению, немасштабные скандалы, такие спровоцированные, а когда единичные, мы все помним, когда Алину Кабаеву отстраняли. И вернули, а сейчас вот это… почему? Вот как я правильно попытаюсь сформулировать. Это уже политизированная история, либо она чисто все-таки спортивная со стороны того же Фуркада, который просто не хочет лишних соперников сильных?

Д. Губерниев― Я думаю, что все равно здесь некое лукавство от присутствия сильного есть, хотя на самом деле Фуркад уже давно соревнуется сам с собой фактически, хотя Антон Шипулин выиграл у него два последних старта, к нашей вящей радости. Вы знаете, сегодня буквально бегущая строка и заголовки немецких изданий, дескать, допингисты выигрывают чемпионат мира, я об этом в эфире говорил, вот сейчас – ну, нехорошо, ребята, ну, нехорошо. Ну, как-то вот это нехорошо! Ну, давайте мы будем здесь реалистами, демократическая страна – я люблю бывать в Германии, там прекрасный биатлон, замечательные люди, но зачем вот так передергивать? Какие допингисты? Ну, послушайте, у вас тоже было полно историй, и с востоком связанные, когда и с тренерами были проблемы, там, с Германской демократической республикой, да, никто не (неразб.) страны. Ребята, да, у нас были с этим проблемы. Но мы ведем сейчас беспощадную борьбу с допингом, правда ведем, не болтаем с высоких трибун. Торжество закона, оно должно быть везде.

Вот сейчас неспортивный случай, например, в подмосковном местечке Сходня, это микрорайон Химки, под шереметьевской глиссадой строят 17-этажные дома, это недалеко от моего собственного дома. Почему-то есть на это разрешение. Мы ждем пока, не дай бог, что-то случится? Там 300 метров летают самолеты, 17 этажей – это 100 метров. Там можно рукой, господи прости!

Е. Афанасьева― То есть, есть законы, которые запрещают это делать?

Д. Губерниев― Естественно! Почему-то какие-то разрешения, почему-то какие-то люди квартиры продают. Мы беды ждем, ребята? Вот я знаю, что «Эхо Москвы» слушают серьезные политические люди – мы ждем беды? Давайте мы ее дождемся, понимаете? Торжество закона должно быть, это касается и спорта, возвращаюсь уже к спортивной составляющей. Вот и все.

Е. Афанасьева― Вот такой вопрос, Дима, в тот момент, но вот сейчас этот допинговый скандал вывел многие факты на поверхность. А когда эти спортсмены, которые упомянуты многократно, бегали, знали ли люди, знала ли общественность, что люди с допингом бегают?

Д. Губерниев― Но их поймали.

Е. Афанасьева― Поймали, а вот в принципе, вот эта ситуация, говорят, что – возвращаюсь к тому, что заявляют, что допинг в России возведен на политический государственный уровень. Знали ли все, я не говорю про Путина, ты человек, который number 1 в биатлонном комментарии во всем мире, мы только что это обсудили – звезда number 1.

Д. Губерниев― Кто number 1 во всем мире?

Е. Афанасьева― Комментарии. Ты же сам говоришь, что ты супер.

Д. Губерниев― Я говорил, что просто делаю свою работу хорошо. Елена, не преувеличивайте.

Е. Афанасьева― Ну, ты хорош, хорош.

Д. Губерниев― Вы ставите меня в неудобное положение.

Е. Афанасьева― Я не слушаю на немецком и на норвежском комментаторов…

Д. Губерниев― Я тоже, я в этот момент работаю.

Е. Афанасьева― Я хочу спросить, вот, например, ты, коллеги, знали, что кто-то бегает нечисто?

Д. Губерниев― Ну, мы, конечно, предполагали, безусловно. Но здесь вопрос-то в другом. Вопрос, конечно, в том, что спортсмены понесли наказание, и вот сейчас единственное, ну, какие вопросы можно задавать, а где вот те самые люди, которые, мягко говоря, помогали спортсменам, ведь какие-то препараты, капельницы и все такое – они же не сами это придумали. Да, конечно, люди идут и сами, и все такое прочее, но где?

Поэтому, конечно, должен быть охват с точки зрения несения ответственности, что не только, конечно, спортсмен, но ведь мы сейчас опять же, да, может быть, на эти вопросы не знаем ответа, но сейчас уже ужесточаются законы, Государственная Дума серьезно занимается допингом, да, и подстрекательство – это уголовная статья. Сейчас мы говорим о том, как нам не допускать дальше вот подобного рода случаев, для того чтобы мы могли выступать на олимпийских играх в Корее, на паралимпийских играх в Корее. Вот сейчас с Ириной Громовой созванивались буквально третьего дня. Проводят соревнования паралимпийцы наши. Срезали финансирование – ну, что делать?

Е. Афанасьева― Реально?

Д. Губерниев― Сами в международных марафонах бегают на лыжах, придумывают соревнования, то есть, сами участвуют. Это больно, это моя личная боль – неучастие паралимпийцев, потому что я рассказывал про этих людей еще тогда, когда некоторые телевизионные начальники говорили, что неприлично показывать безногих в новостных программах. Поэтому ответственно заявляю: дружу с этими людьми еще до того момента, извините, когда президент принял вот это правильное решение, что не нужно подразделять, отделять олимпийцев и от паралимпийцев – они все герои, они все большие спортсмены. И это моя личная боль. Поэтому, конечно, когда несправедливость, когда мы не имеем возможность видеть не только Исинбаеву в легкой атлетике, но и Шубенкову, Кучину и так далее. Но самое главное, тех людей, которые, как Сережа Федоровцев, наш гребец, которого поймали на предмельдониевый, так скажем, препарат, он был недавно запрещен, там можно даже терапевтическое исключение, он просто стоял на моей творческой встрече просто с жителями Москвы в Парке Горького: мамой клянусь, я ничего не ел, плакал олимпийский чемпион по гребле. Я верю ему. Лозаннская лаборатория, которая два предупреждения за некачественные анализы. Вы поймите, что я сейчас не обеляю допингистов и все такое прочее, я говорю просто про вещи, которые в моей голове не укладываются. Вот об этом мы должны подумать.

Е. Афанасьева― Я напоминаю, уважаемые слушатели, это Дмитрий Губерниев из одного эфира в другой, откомментировав сегодня две гонки, победные для российской сборной, он пришел к нам в программу «Телехранитель», комментатор Матч ТВ и советник генерального директора телеканала Россия. Правильно?

Д. Губерниев― Да, это важно. Но я с логотипом Матч ТВ сегодня.

Е. Афанасьева― Да, зрители видят, что он с логотипом Матч ТВ. Как совмещается, есть ли у тебя все-таки сейчас работа на России, комментируешь ты, что, как идет вот это совмещение?

Д. Губерниев― Я советую генеральному директору Антону Златопольскому…

Е. Афанасьева― Это прекрасно, да. Антону Андреевичу.

Д. Губерниев― Да. Передаю горячий привет руководителю. И хочу сказать о том, что я благодарен начальству канала Россия Олегу Добродееву, Антону Златопольскому, Игорю Шестакову, тем людям, которые, договорившись, спокойно, и понимание Тины Канделаки здесь заслуживает тоже высокопарных слов, и Дмитрия Чернышенко холдинга «Газпром-медиа», спокойно совершенно делаю свою работу на Матч ТВ основную и периодически выступая в качестве ведущего, журналиста, эксперта на каналах холдинга ВГТРК, это касается не только России большой, это касается еще России 24, поэтому все в порядке, работаю.

Е. Афанасьева― Осталось тебя только еще увидеть во время гонок на Первом. Услышать.

Д. Губерниев― Слуга двух господ. Нет, я работник Матч ТВ и телеканала Россия.

Е. Афанасьева― Понятно. Расскажи, пожалуйста, как сейчас каналы делят самые вкусные трансляции? Вот раньше делили Первый и Россия, Матч ТВ стал игроком. Как вот сейчас, где что?

Д. Губерниев― Россия биатлон показывать не будет, чемпионат мира, мы говорим про февраль, Первый канал вроде бы изъявил желание, по моей информации, но пока, насколько я понимаю, какие гонки, непонятно, как это все будет выглядеть, непонятно.

Но в любом случае я хочу сказать уважаемым слушателям, что мы ведь имеем много каналов. Если основной Матч ТВ показывать гонку не сможет из-за того, что поделили с Первым каналом, у Первого тоже права на биатлон есть, тогда мы покажем это все на каналах Матч Арена, или, там, Матч Спорт, может быть, на нишевых наших каналах, на спутниковых, в интернете, и я не сомневаюсь, что те люди, которые смотрят Матч ТВ, которые, может быть, привыкли к моим репортажам, их много, это правда, их многие тысячи, они, безусловно, будут смотреть.

Я вспоминаю, как в Контиолахти был чемпионат мира, во время трансляции Первого канала сайт sportbox.ru рухнул, потому что в один момент порядка 800 тысяч человек решили туда зайти – ну, уж извините – послушать мои репортажи, и в данном случае мы подготовимся, и сайт Матч ТВ, и Sportbox, и нишевые каналы покажем, и, естественно, повоюем за долю.

Е. Афанасьева― Ну, доли у биатлона большие, они обычно…

Д. Губерниев― Доли у биатлона, Леночка, очень большие.

Е. Афанасьева― Да, они превосходят доли средние Матч ТВ в 4, в 5 раз.

Д. Губерниев― В 8 и в 10 иногда, в пиковые моменты наших побед.

Е. Афанасьева― Тема все-таки допинга болезненная для наших слушателей. «Была ли господдержка допинга, или все придумали враги?» — Виталий Авилов спрашивает.

Д. Губерниев― Не было господдержки допинга.

Е. Афанасьева― Людмила, не видно, из какого города: «Что-то не помню, чтобы хоть один российский спортсмен давал показания в суде о своем применении запрещенных препаратов, как это делала на днях в норвежском суде Тереза Йохауг.

Д. Губерниев― Которая намазала, бедняжка, губы, а там аршинными буквами было написано, что это допинг. Во-первых, ну, если брать, например, Дмитрия Ярошенко, который участвовал в программе антидопинговой, будучи дисквалифицированным, и всячески потом осознав, искупив, встречался и с детьми, и делал многое для того чтобы подобные ситуации не повторились. Мы все помним этот громкий скандал Юрьева, Ахатова и Ярошенко и так далее, масса случаев, масса. Мы здесь в международном русле шли бок о бок с организациями, которые ответственны. Но просто сейчас, когда начинается истерия, я тоже не приемлю, знаете: наших бьют! И все такое прочее. Нет, оставим это известным персонажам, которые в том числе и в этой студии бывают. Но, господа, давайте все-таки мы будем более-менее объективны.

Потому что, вот возьмем сейчас последний случай, бегут, значит, масс-старт, рассказываю историю, Надин Хорхлер из Германии, Габриэла Соукалова, Акимова – единственная из наших, которая стартовала, отстала. И вот я говорю вслух, ну, вот, немка, дебютантка вчерашняя, хотя спортсменка довольно опытная, или Габриэла Коукалова, она же Соукалова – вышла замуж. Давай-ка я поболею за немку – сказал я эфире, и потом началось – чехи перевели: этот русский комментатор, вот это предвзятое отношение, эта проклятая любовь к своей стране России, и так далее и так далее… Я уж даже в эфире на Матч говорю: друзья, наши не бегут, ну, за кого хочу, за того и болею. Видит бог, Габриэла Соукалова, и в моем Инстаграме замечательном – подписывайтесь не забывайте – без накруток 210 тысяч, как мы любим, и Габриэлочка – красивая девочка, и все такое прочее. Да, были высказывания довольно жесткие в наш адрес в том числе, но мы прежде всего ее оцениваем как спортсменку, как красивую женщину, и оставляем, может быть, для других вечерних передач ее высказывания иного толка. Ну, вот хочу болеть в этом противостоянии за Надин Хорхлер из Германии и буду болеть.

Е. Афанасьева― Какой интересный у вас мир биатлона. Вот просто смотришь…

Д. Губерниев― (поет) ветер биатлона гонит нас вперед…

Е. Афанасьева― Интриги, тайны, расследования, страсти. То придумывают на 1 апреля шутку, что Бьорндален женится на Домрачевой, а потом оказывается, что никакая не шутка была, а через пару лет все оказывается действительно. И там действительно такие страсти кипят, а не только спортивные, но и любовные?

Д. Губерниев― (поет) любовь, зачем ты мучаешь меня…

Е. Афанасьева― То есть, там все просто…

Д. Губерниев― Ну, люди влюбились, это прекрасно, замечательно.

Е. Афанасьева― Я к тому, что есть еще какие-то примеры, может быть?..

Д. Губерниев― Полно примеров. И Логинов женился на не очень известной биатлонистке, но все-таки. Волков выбрал Женю Селедцову, ребенка ему родила, Евгения Волкова сейчас ждет мужа, который, кстати – Лёша, поздравляем, стал самым титулованным спортсменом в истории европейских чемпионатов – семикратным чемпионом мира, сегодня победив. Поэтому, это нормально совершенно – люди встречаются, люди влюбляются, женятся. А самый опытный Илмарс Брицис из Латвии, ему 46 лет, он выступает, вернулся, он женился на своей подопечной из сборной Литвы, Диане Расимовичюте, она теперь Диана Расимовичюте-Брицис. Это же прекрасно.

Е. Афанасьева― Страсти, страсти.

Д. Губерниев― Это не страсти, это жизнь, это любовь.

Е. Афанасьева― Саша из Петербурга интересуется: «Здравствуйте, разве лыжные гонки интереснее финала турнира по теннису, где выиграл Федерер? Почему не показали по федеральному каналу?»

Д. Губерниев― Потому что у нас, наверное, прав не было. Но с моей точки зрения лыжные гонки интереснее. Это и рейтинги показывают. Простите меня, пожалуйста, любители тенниса!

Е. Афанасьева― Илья пишет: «Дима молодец, ваше остроумие и энергия репортажей восхищает».

Д. Губерниев― Находчивость и храбрость, отвага и удача, в беде не растеряться – вот главная задача!

Е. Афанасьева― Вас еще просят уговорить Катю Шульман уменьшить скорострельность, больно быстро, не успеваю усваивать.

Д. Губерниев― Кого?

Е. Афанасьева― Не знаю. Я думала, что я отстала от жизни. Опять-таки про допинг. Алексей спрашивает: «А почему американские допинг-пробы за десятилетие уничтожены, а у нас находят непонятно где?»

Д. Губерниев― Ну, я не готов это обсуждать на самом деле, то ли уничтожены, то ли нет.

Е. Афанасьева― Мы прервемся, я еще раз напоминаю, Дмитрий Губерниев, комментатор Матч ТВ и других каналов холдинга, как я понимаю, и советник генерального директора телеканала Россия. Говорим мы, разумеется, сегодня о биатлоне. И не только о биатлоне, конечно, но в основном о нем. Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, а вы пока можете присылать вопросы — +7-985-970-45-45.

НОВОСТИ

Е. Афанасьева― Мы продолжаем программу «Телехранитель», в гостях сегодня Дмитрий Губерниев, спортивный комментатор, канал Матч ТВ, как видно по его надписи на груди для зрителей сетевизора, и советник генерального директора канала Россия. Разумеется, говорим мы о биатлоне в первую очередь, вообще о спорте. И вопросы на наш номер +7-985-970-45-45 продолжаются. И больше всего, конечно, допинговая тема продолжает наших слушателей волновать. Ну, например: «А почему мы не выращиваем своих астматиков-биатлонистов, а сокрушаемся о несправедливости? Виталий».

Д. Губерниев― Здесь про другое речь, я буду тише говорить, потому что старый питерский дед Кирилл Набутов, передавая тебе огромный привет…

Е. Афанасьева― Спасибо.

Д. Губерниев― … просит не орать в микрофон.

Е. Афанасьева― Спасибо, дорогой Кирилл. Приезжай к нам.

Д. Губерниев― Молодой человек, ну, потерпи меня, потерпи, Кирилл Викторович, родной.

Но на самом деле если говорить серьезно, то здесь вопрос очень четкого взаимодействия с медицинскими структурами, терапевтические исключения. Ну, тоже ведь такие времена очень непростого отношения к спортивной медицине даром-то не прошли, поэтому, конечно, нужно не то чтобы изыскивать нюансы, для того чтобы помогать спортсменам, но разве не плакал весь спортивный мир, когда ногу порезала замечательная одна теннисистка из Соединенных Штатов Америки и лечилась преднизолоном, понимаете, такое мощной гормональное средство. Моя мама тоже, масса знакомых, которые страдают астматическим компонентом и все такое прочее, попрыскал, и вроде, раз, до поликлиники дошел, и уже вроде как не 15 минут идешь, например, а 7 или 10. Так и в спорте тоже, попрыскал, видимо, раз – гонку выиграл биатлонную или лыжную, ну что делать?

Е. Афанасьева― Вот о том же, я знаю, что было не Первом канале…

Д. Губерниев― Ну, вот так, но все законно, все здорово, все хорошо.

Е. Афанасьева― То есть, обманывают везде?

Д. Губерниев― Не знаю, обманывают или нет, страдают люди – нет нужды не верить, правда? Если выписал доктор ей соответствующее назначение, если некоторые спортсменки…

Е. Афанасьева― То есть, это вопрос к доктору?

Д. Губерниев― Кайса Мякяряйнен, рассказывают, с 15 лет уже страдает, говорит: я задыхаюсь от кашля – вот задыхается она, применяет, ей легче, выступает хорошо. Разве можем бросить в нее камень? Я сейчас не лукавлю. Конечно, нет. Два кубка мира…

Е. Афанасьева― Где гарантия, что человек действительно по медицинским показаниям это применяет, а не врачи выписали, чтобы бегали лучше и прыгали.

Д. Губерниев― Покашлял – раз, преднизолон. То есть, для многих людей это просто последний шанс в живых остаться. А здесь вот они, терапевтические исключения. Виват!

Е. Афанасьева― Юля решила вас покритиковать из Нижегородской области.

Д. Губерниев― Святое дело.

Е. Афанасьева― «Не понимаю восторгов по поводу губерниевских репортажей. По мне, так деградация спортивной журналистики. Информации ноль, аналитики ноль, а эмоций, криков и предвзятых суждений через край. Извините, биатлон смотрю по Евроспорт, если у них нет трансляции, приходится на Матч ТВ – делаю как можно тише звук».

Д. Губерниев― Молодец. А в этот момент на кухне значительно погромче. Я ориентируюсь на людей, которые все-таки заполняют мое пространство и принимают с удовольствием то, что я делаю. Но если я не сообщаю аналитику и информацию – ну, тогда просто что поделать? Значит, я молчу в этот момент. Но вам спасибо в любом случае.

Е. Афанасьева― Я думаю, что энергетика бешеная Дмитрия – одна из составляющих того, что биатлон вдруг стал настолько популярным. Все-таки в пору, например, нашего детства он таким популярным не был. Я помню, там, идет олимпиада, во время олимпиады когда смотришь все подряд – и биатлон можно посмотреть. А чтобы настолько!

Д. Губерниев― Я смотрел биатлон очень активно с 82-го года, потому что я очень смутно помню олимпиаду – белая шапочка Аликина, Алябьев, Тихонов, 80-й год, уже потом это все догнал, посмотрел. Но чемпионат мира был в Минске, и тогда единственная наша медаль бронзовая, потом было омоложение команды, уже начиная с 83-го года смотрел плотно чемпионаты мира по биатлону и по лыжам. Но действительно биатлон был в тени лыжных гонок. Но, конечно, когда люди говорят теплые слова, их достаточно много, про раскрутку биатлона и так далее, прежде всего, конечно, это грамотная политика IBU, Андреса Бессеберга, президента Федерации, телегеничность вида спорта, решения телевидения, и плюс ко всему в свое время, когда Василий Кикнадзе принял решение на канале Спорт, будучи главным редактором, я Василию Александровичу благодарен безмерно, он меня всегда очень поддерживал как творца, я это никогда не забуду, именно Вася принял решение показывать биатлон мощно, плотно, привлек к этому делу меня, и как-то мы начали вместе с биатлоном расти и выросли.

Е. Афанасьева― Плюс техника, наверное, телетрансляции очень хорошо выросла. Не то что раньше стояли камеры далеко.

Д. Губерниев― Появились новые виды программ и, конечно, эта вся телегеничность, ну а уже потом, когда истории про спортсменов, я уже говорил, огромный сериал, когда лучшие люди мира, в своем деле популярные, сексуальные и все такое прочее, попадают в разные ситуации сегодня, лишь мгновение ты наверху и стремительно падаешь вниз – это не о биатлоне ли? Вот она, «своя колея» Владимира Высоцкого.

Е. Афанасьева― А художественный сериал про биатлон не пошел, не стали зрители смотреть. Сняли во время олимпиады в Сочи.

Д. Губерниев― Вы связаны с Первым каналом, а не я. Поэтому я не знаю.

Е. Афанасьева― Причем здесь, если зрители не смотрят, и цифры плохие.

Д. Губерниев― Я хочу сказать о том, что…

Е. Афанасьева― То есть, настолько интереснее реальная жизнь?

Д. Губерниев― Вы знаете, уважаемые друзья, я все-таки как-то пытаюсь, я пытаюсь расширить эти рамки, потому что, конечно, спортсмены зачастую интересны – вот когда он на старте стоит, он до финиша дошел, а что там дальше, как, где, чем живет – мне говорят, сплетник, там, и так далее… господь с вами, уважаемые друзья, та программа, которую мы делали раньше на России 2, а теперь делаем на Матч ТВ, программа, которая пользуется заслуженным успехом у зрителей, вниманием спонсоров и благосклонностью начальства, потому что мы правда молодцы, огромное спасибо Тине Канделаки и ее команде, программа называется «Биатлон с Дмитрием Губерниевым», мы стараемся как раз вот это закулисье показывать, вот эту жизнь, то, что Илья Трифанов делает в программе «Биатлон. Live», снимая свои замечательные фильмы. То, что коллеги Занин и Левко привносят свои репортажи в программе «Все на Матч» и так далее. Мы стараемся поднять спортсмена, рассказать о спортсмене. Первые тренеры, регионы, конечно же.

Мне задают вопрос: почему много историй про иностранцев, про наших их значительно меньше? Ну, просто еще потому, что где-то мы, может быть, не такие раскованные, где-то мы чуть закрытые. И потом все-таки, понимаете, когда меня спрашивают: кто самая красивая биатлонистка? Конечно, наша, но я сейчас не буду называть имя и фамилию, потому что наши девушки все прекрасные одинаково. Поэтому я скажу просто: Доротея Вирер, например.

Е. Афанасьева― Скажи, пожалуйста, вот для раскрутки популярности видов спорта телевидение часто делает этот вот, как «Звезды на льду» и «Ледниковый период», или вышка, прыгать в воду, и вдруг неожиданно детей начинают приводить в эти секции. Что-то подобное с биатлоном возможно?

Д. Губерниев― Я, во-первых, хочу сначала увидеть использование замечательного сочинского олимпийского трамплина. Представляете, друзья – прыжок на лыжах с трамплина со звездами?..

Е. Афанасьева― А сам поучаствовать пойдешь?

Д. Губерниев― Каждый прыжок – последний…

(смех)

Д. Губерниев― Поэтому, все-таки оружие – дело такое тонкое. Поэтому, не нужно…

Е. Афанасьева― То есть, думаешь, не получится?

Д. Губерниев― Нужно с лыж начать. Конечно, все на лыжи. Сейчас прекрасная зима, ранняя, давайте кататься на лыжах, давайте ходить, давайте возрождать базы подмосковные, давайте не строить там дачи, где дети ходят. Давайте не раздавать земли всем подряд, а заботиться о подрастающем поколении, а потом будем говорить: а где же наша женская команда?

Е. Афанасьева― А что сейчас с притоком детей в секции биатлонные, как обстоит дело?

Д. Губерниев― Были бы секции, дети придут.

Е. Афанасьева― Нет?

Д. Губерниев― Есть секции, ну, конечно, есть. Зачем гневить бога, прекрасные условия много где создаются. Конечно, может быть, не так, как хотелось бы, но все-таки здесь предтеча биатлона, сначала лыжи, потом биатлон. Поэтому, конечно, у меня обливается сердце кровью, когда та база, которая сгорела в деревне Голиково, опять же рядом со Сходней, потом какой-то вагончик, наступают дачи и все такое прочее. Кто-то опять дает разрешения, то ли земля московская, то ли подмосковная, вот эти бесконечные тяжбы – а дети, дети, которые, я сам там занимался, там прекрасные возможности. Ведь мы должны не языком трепаться, что мы великая спортивная страна, а мы должны в это вкладывать, вот конкретно, вот в отдельно взятом месте, понимаете? Этого не происходит.

Е. Афанасьева― Еще раз напомню наша смс-номер — +7-985-970-45-45, ваши вопросы Дмитрию Губерниеву. Вот есть уже вопрос: будете ли вы комментировать чемпионат мира по лыжным видам спорта 2017 года?

Д. Губерниев― Скорее всего нет, потому что там много сейчас у нас работы. У нас есть прекрасные комментаторы, Тимошенко и Панкратов, которые ведут лыжи сейчас, и зачем отнимать хлеб, собственно, они справятся. Хотя, конечно, я лыжи очень люблю, и здесь два чемпионата мира были бы разделены, конечно, я об этом бы подумал, и, собственно говоря, лыжи входят в сферу интересов в этом смысле. Но будут еще же и Всемирные военные игры, мы не будем об этом забывать, поэтому, после чемпионата мира я поеду в Сочи, где с участием первых лиц государства – вот оно наследие, кстати, Всемирные военные игры, это мощная история. И мы будем на матче это все освещать, показывать 24-го открытие я буду вести, 27-го закрытие.

Е. Афанасьева― Это спортсмены, что называется, ЦСКА?

Д. Губерниев― Военнослужащие. И, может быть, Фуркад приедет.

Е. Афанасьева― А он тоже военнослужащий?

Д. Губерниев― Да. Половина сборной Германии, Италии, Франции – военнослужащие.

Е. Афанасьева― Интересно.

Д. Губерниев― Конечно. На сборы ездят, маршируют.

Е. Афанасьева― Я думала, только наши или китайцы.

Д. Губерниев― Конечно, полно.

Е. Афанасьева― А, да, это же еще гэдээровское наследство…

Д. Губерниев― Это еще и фээргэвское, извините. Почему все переживали?..

Е. Афанасьева― Спортсмены тоже есть военнослужащие – какая интересная информация для меня новая.

Д. Губерниев― Есть военнослужащие спортсмены, есть карабинеры, как в Италии. Спортсмены есть таможенники, как в той же Германии. Спортсмены есть полисмены, как много где еще. Поэтому, конечно, армия и силовые структуры во всем мире протягивают спорту руку, помогая, финансируя, это касается не только ЦСКА, но насколько в порядке Центральный спортивный клуб армии сейчас и полковник Барышев, который возглавляет, эти люди, которые под предводительством министра обороны поддерживают спорт, это просто восхитительно. Поэтому армейцы – вам горячий привет.

Е. Афанасьева― Хорошо, спрашивает Денис из Нижнего Новгорода: «Почему вам пошли навстречу, предоставив возможность работать на Матч ТВ и ВГТРК одновременно, а Стогниенко – не пошли?»

Д. Губерниев― Вопрос не ко мне. Но вы знаете, дело в том, что изначально был договор между высокими руководителями канала Россия и высокими руководителями «Газпром-медиа», поэтому здесь я еще раз хочу сказать, что Добродеев, Златопольский, Чернышенко договорились, и спасибо вам огромное, товарищи, мои замечательные начальники!

Е. Афанасьева― Человек подписался: Зюзь, спрашивает: «Добрый вечер, Дмитрий, а сын ваш увлекается спортом или болельщик?»

Д. Губерниев― Нет, Михаил Губерниев увлекается спортом, ходит на фехтование, участвовал в соревнованиях, потерпел обидное поражение, пообещал взять реванш. Вчера на коньках катался как угорелый черт, и блистательно катался, причем.

Е. Афанасьева― С папой?

Д. Губерниев― К сожалению, без папы, потому что папа бесконечно работал.

Е. Афанасьева― А самому удается блистательно покататься на коньках, на лыжах?

Д. Губерниев― Удается. И на горных лыжах, и побегать, и поплавать иногда. Конечно, удается. Спрашивают, как я отдыхаю, вот у меня в Инстаграме: Дмитрий, как вы отдыхаете? Я пришел на «Эхо Москвы» — для меня сейчас отдых. Вот я получаю огромное удовольствие, Леночка, от общения с тобой.

Е. Афанасьева― «Где все-таки сейчас кузница биатлонистов?» — спрашивает Виталий из Ижевска.

Д. Губерниев― Конечно, сейчас очень мощной базой, и прежде всего, это жемчужина – Сибирь, и, разумеется, мы ждем и от Москвы мощного притока, хотя, конечно, тут, может быть, все не так гладко, но работа ведется. Уфа – вот Бабиков, посмотрите, какой вырос, после Максима Чудова из Башкортостана, еще один замечательный спортсмен. Масса регионов, которые поддерживают. Вот сейчас и Ханты-Мансийский, мы не будем забывать, на Алтае Сережа Тарасов курирует, наш великий олимпийский чемпион прославленный. В Питере соревнования проводились на призы Анатолия Алябьева, в Кавголово знаменитый центр, еще с советских времен, реконструкции произведены, там Дима Васильев тоже замечательный наш олимпиец курирует биатлонное направление. Поэтому, ну, как-то так жизнь кипит. Читайте все, Елена, давайте, гадости тоже.

Е. Афанасьева― Хорошо. Хотите гадости? Понятно. Спрашивают без подписи из Краснодарского края: «Алексей Попов – ваш друг, вы дружите семьями?», почему-то интересует.

Д. Губерниев― Мы дружим домами. Алексей Попов – выдающийся комментатор, я Алешу бесконечно люблю, мы добрые коллеги. Он классный.

Е. Афанасьева― Несколько вопросов по другим видам спорта.

Д. Губерниев― Давайте.

Е. Афанасьева― «Скажите, почему на телевидении практически не освещаются соревнования по фитнесу и бодибилдингу? Среди победителей мировых турниров много российских спортсменов, и сам спорт зрелищный. Мария».

Д. Губерниев― Были времена, когда я занимался бодибилдингом, это в 90-е годы, когда уже из гребли ушел, и как-то так, для себя, естественно, без всяких там, прости господи, я пробовал какие-то протеины, так вот я тоже думал: программу «Время» смотришь – а где мистер Олимпия, мой любимый Дориан Ятс выигрывает, роскошный британец. Не знаю, честно говоря, друзья.

Е. Афанасьева― Еще вопрос: «Почему игнорируется такой замечательный вид спорта, как велосипедное кросс-кантри? Нет трансляции Кубка мира по российскому телевидению, в отличие от Европы. Юрий».

Д. Губерниев― Ну, не знаю, наверное, Евроспорт все показывает. Велоспорт прекрасно Сергей Курдюков комментирует, выдающийся человек.

Е. Афанасьева― Тут вопрос от Дмитрия: «Ушли ли вы окончательно с России1?». Дмитрий, видно, пропустил, что я несколько раз представила Губерниева как советника гендиректора канала Россия.

Д. Губерниев― Работаю еще.

Е. Афанасьева― Просто меньше стало трансляций.

Д. Губерниев― Как Труффальдино.

Е. Афанасьева― Из Бергамо.

Д. Губерниев― Помнишь, как Райкин голосом Боярского: это дело по мне…

Е. Афанасьева― Только сейчас я понимаю, что в некоторых фильмах одни гениальные артисты говорили голосами других.

Д. Губерниев― А я знаешь, как расстроился в свое время, я даже Михаилу Сергеевичу рассказал: я думал, что это Райкин пел всегда. Только потом услышал абсолютно точно.

Е. Афанасьева― «Куда пропал Занин?» — спрашивает Ольга из Краснодара.

Д. Губерниев― Занин пользуется огромной популярностью, и не только среди старшеклассниц, но еще и среди первокурсниц, как и Илья Трифонов. Занин приедет на чемпионат мира по биатлону, я ему скажу, что интересовались даже на «Эхе». Надо бороться с зазнайством, поэтому я редко про него говорю. Но дело свое знает.

Е. Афанасьева― «Очень хочу этап кубка мира у нас в Перекопе» — пишет Дмитрий из Кирова.

Д. Губерниев― Нам бы Тюмени этап вернуть.

Е. Афанасьева― Уважаемый Дмитрий, а могли бы вы еще в прямом эфире вовремя чемпионата мира по биатлону прочитать стихи Роберта Рождественского? Николай из Северодвинска».

Д. Губерниев― Знаете, а зачем, собственно говоря, откладывать? Задавай пока вопрос, сейчас найду.

Е. Афанасьева― Так я могу, извини, ошибаться в фамилиях… «Кайса Мак…

Д. Губерниев― Кайса Мякяряйнен.

Е. Афанасьева― Вот, видишь, как у тебя хорошо получается, «… начинала с того, что ходила в школу на лыжах. У нас тоже дети в Сибири ходят на лыжах, но почему-то их в спорт не берут», — пишет Юля.

Д. Губерниев― Почему не берут?

Е. Афанасьева― Не знаю. «Был ли у Дмитрия аккаунт в Твиттере или это кто-то другой делал? Алексей из Марьино».

Д. Губерниев― У меня был аккаунт в Твиттере, когда делал человек, с которым я сотрудничал, потом мы это все прекратили.

Уважаемые друзья, Роберт Рождественский:

Спортсмены возникают, вырастая

Из тренера, как ветви из ствола.

Час грянул! Чемпион на пьедестале!

А тренеру негромкая хвала.

К нему подходят, руку жмут до хруста:

«А твой-то, твой!

Спортменище!

Орёл!»

А тренер головой кивает грустно –

Как будто потерял – не приобрел…

Как будто помогал ему Всевышний…

Как будто не исполнилась мечта…

И кажется обыденной, привычной

Невиданная эта высота…

Его питомец замер, задыхаясь

В сиянье золоченого венца…

Вновь тренеру – теряя, чертыхаясь –

Вести по жизни нового юнца.

Вновь чувствовать, что в молодость вернулся,

Шептать неулыбающимся ртом:

«Ты выиграешь!

Только не волнуйся!»

И знать,

что под рукою валидол…

Роберт Рождественский.

Е. Афанасьева― Помню хорошо эти стихи.

Д. Губерниев― Гений.

Е. Афанасьева― Да.

Д. Губерниев― Гений. Вот это… вот ты девчонка, потому что я хотел прочитать это в телевизоре, а дебют получился на «Эхе».

Е. Афанасьева― Подожди…

Д. Губерниев― Ну, ничего, сейчас мы выиграем чемпионат мира, я повторю.

Е. Афанасьева― Повтори, пожалуйста. Главное, чтобы выиграли.

Еще раз, +7-985-970-45-45, у вас редкая возможность задавать вопросы Дмитрию Губерниеву, обычно он без ваших вопросов говорит все, что думает. «Оцените потенциал Антона Шипунова».

Д. Губерниев― Шипулина.

Е. Афанасьева― Почему-то «Шипунова» Дмитрий написал. Конечно, Шипулина.

Д. Губерниев― Хороший потенциал, будет бороться за победу.

Е. Афанасьева― Очень хорошо. «А вы даете советы тренерам сборной, кого привлекать? Прислушиваются ли они? Светлана из Петербурга».

Д. Губерниев― Ну, мне так говорят иногда, что я пытаюсь тренировать в эфире, я просто высказываю свою точку зрения. Но поймите, комментатор – я же не говорящий интернет. Вот если бы придумать, скажем, электронного комментатора. У меня есть свои эмоции, свои переживания. Я люблю спортсменов, я болею за свою страну. А как еще?

Е. Афанасьева― Дима, сейчас очень как бы модное рассуждение, какие профессии изменяет роботизация, какие профессии уходят, и рассказывают о том, что в журналистике часть профессий тоже может быть заменена. Вот, например, в Китае появился первый робот, который пишет заметки, агрегирует…

Д. Губерниев― Руки шофера пахнут бензином, руки рабочего – маслом машинным, рыбой и морем пахнет рыбак, только бездельник не пахнет никак. Сколько ни душится лодырь богатый, в общем, неважно он пахнет, ребята.

Е. Афанасьева― Сегодня вечер стихов.

Д. Губерниев― Джанни Родари.

Е. Афанасьева― Как ты думаешь, возможна ли в спортивной журналистике – я не беру чистое комментирование, в спортивной журналистике – вот эта роботизация?

Д. Губерниев― Нет. Мы не в шахматы с компьютером играем. Душа.

Е. Афанасьева― А просто агрегирование.

Д. Губерниев― Помнишь, как у Хейфица в «Единственной» когда-то? Душа. Высоцкий Прокловой говорит: душа.

Е. Афанасьева― Сейчас моментально вся информация, которая хранится в компьютере, у тебя, наверное, как у комментатора есть.

Д. Губерниев― Я сапог люблю, он надежнее в бою.

Е. Афанасьева― Подожди. Знаменитый был Константин Сергеевич Есенин, который был знаменитый, выдающийся.

Д. Губерниев― Выдающийся абсолютно.

Е. Афанасьева― Он единственный такой был, у него это все записано. А сейчас компьютер делает то, что великий Есенин делал один, и делает быстрее и точнее.

Д. Губерниев― Я до сих пор все равно доверяю, конечно, компьютеру очень и очень, у меня более привилегированное положение, чем у Анатолия Малявина и Георгия Суркова, прекрасных комментаторов зимних видов спорта в Гостелерадио СССР, но это не отменяет моих бесед с тренерами. Сейчас приеду перед чемпионатом мира, вот Медведцеву звонил, спрашивал про девчонок, с Касперовичем поговорю, возьму тетрадочку свою биатлонную – тетрадочка есть.

Е. Афанасьева― Все записано.

Д. Губерниев― Запишу, что Виталий Норицын, что Рикко Гросс расскажут мне о своих мыслях в отношении того или иного спортсмена, сильные стороны, слабые стороны, какие-то еще нюансы – это все у меня есть. Я это делаю, я общаюсь, именно поэтому, вот он опять же, комментарий с места событий, я готовлюсь к эфирам, используя не только интернет, но и живое общение. Спортсменам не докучаю. Иногда можно просто так, знаешь, посмотреть, поздороваться, в глаза, улыбнулся – вот уже нюанс, вот уже красочка.

Е. Афанасьева― Кирилла интересует, что для вас комментирование Евровидения.

Д. Губерниев― Я очень люблю комментировать Евровидение. Блистательным образом отработали с Эрнестом Мацкявичюсом. Если бы еще выиграл Лазарев, то репортаж бы у нас был на века, как тот, когда Билан, и мы с Ольгой Шелест делали. Но он, к сожалению, не выиграл, поэтому репортаж не на века, а на десятилетия.

Е. Афанасьева― Понятно. А вот Аркадий, 46 лет, пишет: «Дождусь ли я, когда покер станет олимпийским видом спорта?»

Д. Губерниев― Не ко мне.

Е. Афанасьева― Таня пишет: «Ах, как классно, если бы Губерниев комментировал футбол».

Д. Губерниев― Боже сохрани!

Е. Афанасьева― Почему?

Д. Губерниев: Я― футбольный обозреватель. Комментаторов футбольных много. Я – футбольный обозреватель.

Е. Афанасьева― А в чем для тебя разница?

Д. Губерниев― Я задаю вопросы умным людям – Валерию Карпину, Роману Широкову, им нравится работать со мной, это правда, мы дружим, я никогда в жизни не думал, что Роман настолько интересный серьезный собеседник. Спасибо огромное Тине Канделаки, что действительно пригласила выдающихся людей. У меня не было таких дружеских теплых отношений, скажем, с Павлом Буре, потому что я еще и хоккейный обозреватель. Но когда мы показывали Кубок мира, и с Павлом, просто вот видно, как глаза в эфире горят, я тоже пытаюсь их энергетикой зарядить, и какие-то советы они у меня тоже, это приятно ужасно, и эти люди, которые как телевизионные эксперты, раскрываются, вот как та самая ромашка на альпийском склоне.

Е. Афанасьева― Попробуй с тобой не раскрыться.

Д. Губерниев― Дело не во мне, дело в том, что им интересно телевидение. Я тоже благодарен каналу Матч ТВ, что я могу с ними встретиться не где-то на пресс-конференции, да, не бу-бу-бу, а вот именно там, ба-ба-ба…

Е. Афанасьева― У нас эфир быстро заканчивается.

Д. Губерниев― Опять? Только сели.

Е. Афанасьева― Да. Расскажи тем, кто не такой фанат, которые помнят наизусть, когда какая трансляция, откуда, расскажи, чего ждать самого интересного из твоих любимых видов спорта, и что ты будешь комментировать в ближайшее время.

Д. Губерниев― Во-первых, уже сегодня открытие универсиады, оно еще, мне кажется, даже идет на Матче Алма-Аты, Казахстан. Я тоже с огромной любовью отношусь к Казахстану, там бываю периодически. Замечательная организация турнира, сомнений нет. Но наша задача на универсиаде, потому что через 2 года уже Красноярск, извините, 2019 год, на этой универсиаде, конечно, выступить успешно, и биатлон в утреннем эфире будет представлен по полной программе, начиная со вторника индивидуальные гонки. Вот мои ближайшие эфиры. То есть, неделю работаю на универсиаде, кроме, по-моему, одного дня, а, может быть, и все дни возьму. Но потом оправляемся нашей биатлонной командой, Трифонов и Занин, в том числе звезды мировой спортивной журналистики на чемпионат мира в Хохфильцене. Где исполком 8 числа, посмотрим, что там в плане допинга, различные треволнения, нюансы и так далее. А затем трансляции. Львиная доля на Матч ТВ, я полагаю. Ну, не знаю, что там с Первым каналом. Хотя, конечно…

Е. Афанасьева― Как-то ты неправильно при мне так поморщился…

Д. Губерниев― Нет, я с огромным уважением – Первый канал, ну, что, я был ведущим Первого канала год после Сочи, я же вел эту программу, я очень благодарен Константину Эрнсту, у нас прекрасные отношения и с Файфманом, и с музыкальной редакцией. Знаете, мы же как…

Е. Афанасьева― В общем, приходи петь, это называется.

Д. Губерниев― … смех и радость мы приносим людям.

Е. Афанасьева― Но это же прекрасно, чтобы ты приносил смех и радость, и чтобы главное было, те победы, на которых ты мог выразить всю свою замечательную энергию.

Д. Губерниев― Хочется Рождественского почитать еще. Вот это потрясающе…

Е. Афанасьева― Мы заканчиваем эфир сегодняшний, Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья, до свидания!

Д. Губерниев― Спасибо, друзья!

Все, кто хоть раз побывал на соревнованиях в России, знают, что мы всегда устраиваем настоящий праздник.

Многие спортсмены признаются, что были бы очень рады приехать к нам на Кубок мира.
– Например?
– Да хотя бы Доротея Вирер. Все, кто хоть раз был на соревнованиях в России, знают, что мы всегда устраиваем настоящий праздник.

Иду я, вновь, значит по стадиону…батюшки мои, Доротея Вирер!!!Так и бухнулся на колени перед красотой…Женщины-красивого счастья Вам!!!