Футбол – замечательная игра, но комментировать ее по сравнению с биатлоном и лыжами для меня менее интересно.

– Когда вы в последний раз комментировали футбольный матч?

– В моей жизни это было несколько раз. Впервые – на «Евроспорте». Матч ЧМ-98, что-то вроде Норвегия – Марокко. Лет 12 назад делал дневники Лиги чемпионов. В то же время весь спортивный мир знает, что я внимательно слежу за футболом. И могу трижды за тридцать секунд на спор выкрикнуть слово «опасно!» А также произнести фразу: «Как здорово сыграл этот парень!»

Я вообще люблю футбол. Сам играл в воротах, являюсь обладателем кубка Химкинского района среди семиклассников. Может, даже в Бразилию съезжу поработать. Поддерживаю идею Объединенного чемпионата, поскольку дружу с Валерием Газзаевым. Если бы он призывал к разъединенному чемпионату, я бы и это поддержал. Был момент, когда мне казалось, что у российского футбола несколько дурацкий имидж. Сейчас это не так: футбол без вопросов, игра номер один.

И мне очень нравится то, как формирует сборную России Фабио Капелло. Особенно в сравнении с петрушкой-Адвокатом или нашими биатлонными тренерами, объявившими недавно состав команды на январские этапы Кубка мира. При этом я далек от мысли обсуждать тему Дзюбы, который… Он ведь сейчас за «Ростов» играет? А я его помню еще в «Спартаке». Ну да ладно.

Футбол – замечательная игра, но комментировать ее по сравнению с биатлоном и лыжами, мне кажется, менее интересно. Кто бы что ни говорил, но два этих зимних вида спорта удалось сделать популярными. Моя биатлонная программа имеет фантастический успех. Значит, мы – и я, в частности, – на правильном пути.

И еще. Я очень рад за Лодыгина. Сейчас у «Зенита» совершенно блестящий голкипер, настоящий конкурент Игоря Акинфеева в сборной. Безопасность петербуржских ворот – в надежных руках.

* * *

– Бронзовый призер московского чемпионата мира по легкой атлетике Сергей Шубенков написал в твиттере: «Вы когда-нибудь замечали, что о футболистах не говорят «спортсмены» или «атлеты»: только «игроки». Согласны?

– С одной стороны, случаются непонятные истории вроде чартера, заказанного, чтобы слетать в Россию между матчами чемпионата Европы. С другой – люди получают травмы, жертвуют своим здоровьем настолько лихо, что потом вынуждены восстанавливаться в различных уголках прекрасного города Москвы, не очень этого стесняясь.

Что ни говорите, а спорт – это в первую очередь профессионализм. И его в российском футболе в последние годы стало гораздо больше. Так что слова «спортсмен» или «атлет» нашим футболистам вполне подходят. Хотя, быть может, не всем и не в такой степени, если говорить о самоотдаче, как в свое время Карпину, Мостовому или Онопко.

– Вы добрый начальник?

– Очень. Но я не кабинетный работник, хотя вопрос с кабинетом сейчас решается. Не сижу на месте, вечно чем-то занят, поэтому множество вопросов решает мой заместитель Дмитрий Анисимов. Но подбор секретаря-референта точно останется за мной.

Так вот, я был на биатлоне, по возвращении занялся проектом «Клетка» – появится весной такое шоу на канале «Россия». Много работаю в эфире. Никого пока не уволил. И никого не пригласил, но планы есть. Не хочу называть фамилии, поскольку у людей, которые украсят наш холдинг, достаточно крепкие позиции там, где они сейчас работают.

Вообще рейтинги ВГТРК растут, команда профессионалов напряженно трудится. В этой связи радует наша победа нокаутом над Стивеном Сигалом. Правда, когда смотришь иные произведения отечественного кинематографа, понимаешь: Сигал-то был получше.

– Футбол на «России-2» появится?

– Хотелось бы. Футбол – это рейтинги, чем и объясняется недавний показ жеребьевки чемпионата мира вместо хоккейного матча ЦСКА – СКА. Кто-то возмущался, но как тут можно сравнивать? Мы показали бы жеребьевку даже вместо биатлона! Так что движемся в футбольном направлении.

Я сам скучаю по футболу. Это ведь здорово – работать на матчах. А эти дивные перерывы, без которых не может быть качественных трансляций?! Жду не дождусь, когда снова начну работать в перерывах. Может, не так ярко, как это было на отдельных матчах, но продуктивно.

А пока все мысли занимает Олимпиада. Ее показ на наших каналах будет беспрецедентным по объему.

* * *

– Не пытались дать себе установку более тщательно подбирать слова в определенном радиусе от всего, что связано с трансляциями и телевидением?

– Зарекаюсь каждый раз. Сказал слово «шишки» – и молчи, ни-ни. Или говори исключительно высоким штилем. Но досадные оговорки все же случаются, из чего я неизменно извлекаю уроки. Если кого-то обидел, приношу извинения. Но позитива, считаю, в моей работе все-таки больше.

– Про шишки вы упомянули в недавней программе с Ириной Шадриной?

– Ира замечательная ведущая и красивая женщина. Получила «Золотой микрофон». Поскольку у меня тоже есть такой, задался вопросом, какое из ее прекрасных качеств повлияло на решение жюри в большей степени.

– С недавних пор вы входите в президиум федерации гребного спорта РФ. Справочники сообщают, что у вас есть и другая общественная нагрузка: членство в общественном совете «Молодой гвардии Единой России».

– Не состоял и не состою. Выступал на некоторых мероприятиях в качестве ведущего – и только. Был один раз на Селигере по приглашению СБР и команды Михаила Прохорова. Провел зарядку, прокомментировал футбольный матч, искупался, осмотрел достопримечательности.

* * *

– Какая биатлонная сборная России вам милее: часто побеждавшая в 2008 – 2009 годах или нынешняя?

– В те годы мы зачастую побеждали нечестно, как выяснилось. Так что нынешние победы более ценны. Несмотря на безграмотную работу отдельных специалистов в женской команде.

– Вы о Вольфганге Пихлере? Но ведь ему в наследство достались те же спортсменки. При этом он исключил из процесса известные методики.

– Молодец. Но то же самое могу сказать об Анатолии Хованцеве, Михаиле Ткаченко, Николае Лопухове, Владимире Королькевиче. Мне жалко поколение наших девочек, которое мы теряем в угоду прихотям одного человека. Седову, Денисову, ту же Глазырину, на которой Пихлер поставил крест после падения в Остерсунде два года назад, и ее «выкатывал» в команде «Б» Сергей Коновалов с коллегами.

Из группы Пихлера в основной состав пробились только Зайцева и Шумилова, хотя Зайцева во многом особый случай, сама себе режиссер. Слава богу, потихоньку подтягивается Глазырина. Есть еще Романова, но тут я не буду говорить об этических моментах. Спортсменка не виновата: она бежит, как может, и спрашивать надо с тех, кто привлекает ее в команду, несмотря ни на что.

– Вы считаете Пихлера шабашником?

– Очень точное слово. У него нет опыта подготовки олимпийских чемпионок: сильные шведки Форсберг и Экхольм на Играх оказывались лузерами. И даже если сейчас Катя Шумилова выиграет в Сочи три золота, это не отменит слезы девочек, горечь их неудач и отношение к ним, как к людям второго сорта. Жаль, этого не понимают те, кто называет Пихлера лучшим тренером мира. И те, кто ему потворствует, к сожалению. Являясь его помощниками и входя в золотой фонд российского биатлона. Теперь вот Пихлер повез девчонок в Рупольдинг, а не в горы. Кому это удобно: тому, кто там живет, или спортсменкам? Булыгина у него ела чипсы с кока-колой. Что за бред?! Сколько надо было выпить, чтобы это сказать?!

Сейчас я выражаю свое личное мнение. В репортажах всего не скажешь, там мы дружно верим в команду и в тренеров. В том числе в этих. Но за девчонок обидно. Иногда кажется, что им плюют в душу.

* * *

– Вы ведь и сам – тренер по профессии? Закончили с отличием РГАФК…

– Да, у меня диплом преподавателя физкультуры. Без профильной специализации. Могу хоть в футболе работать.

– Как ведете себя, когда встречаетесь с Пихлером и Павлом Ростовцевым на биатлонных этапах?

– Никак. Они мне неинтересны. Проходят, не здороваются, причем даже с нашими телеоператорами. Мне на это наплевать. Вот если бы вы со мной не поздоровались, переживал бы. А говорить о людях, которые нервничают и неуверенно себя чувствуют, не вижу смысла.

– Есть у вас медальные предчувствия перед Сочи?

– Хотелось бы выиграть два биатлонных золота и штук пять медалей другого достоинства. При этом кажется почему-то, что лыжники выступят успешнее биатлонистов.

– Вы продолжаете занятия вокалом?

– Брать уроки у педагога по имени Александра сейчас удается редко. А без этого при переходе из баритональной тесситуры в теноровую приходится петь на связках. Получается не всегда, но диск я записал. В красивой обложке, с хорошими песнями. В том числе про биатлон и Сочи.

– Рассчитываете заработать на продажах?

– Денег это мне не принесет. Записал для удовольствия, с безвозмездной помощью друзей, спасибо им большое. А к Новому году уже снят «Голубой огонек», который я веду с Софией Ротару. Просился Николай Басков, но было понятно, что София Михайловна выберет в напарники более достойного кандидата. (Коля, не обижайся, это шутка). И с Пугачевой уже работал в такой же программе. Считаю, это уровень и достижение.

* * *

– Праздничные корпоративы – тяжкий труд или хотя бы в малой степени удовольствие?

– Конечно, удовольствие. Мне нравится эта работа. Был случай, скажем, когда пригласили серьезные люди, которые в свое время вступали в перепалку с Ваней Ургантом. Причем успешно вступали, как я слышал. А мне пожали руку и сказали: «Все прошло отлично». Да что там говорить, если и так известно: когда нужен хороший ведущий, зовут меня (улыбается).

– Сколько корпоративов вам предстоит провести в праздничные дни?

– Достаточно для того, чтобы в преддверии Нового года чувствовать себя уверенно. Могло быть больше, но основной работе всегда отдаю приоритет. На Олимпиаде в Сочи, допустим, в день женского масс-старта предложили провести мероприятие. Конечно, услышали «нет». Эфир важнее, сколько бы денег ни дали.

– Российские телезрители делятся на тех, кто, услышав голос Губерниева, приглушает звук телевизора, и тех, кто делает его громче. Каких, по-вашему, больше?

– Конечно, тех, кто делает громче. Сужу по людям, которые подходят ко мне на улице, берут автографы и говорят теплые слова. Поверьте, их очень много. А критики меня удивляют: откуда они знают, какой Губерниев комментатор, если выключают звук?

Но за обсуждение моей работы в интернете – большое спасибо. Потому что это рейтинг и «промоушн». Главное, чтобы равнодушных не было, а если тебя кто-то бесит – это приятные эмоции. Вот я сейчас прохожу мимо отдельных тренеров женской сборной, чувствую раздражение – и радуюсь. Надо держать удар, а не быть салабоном, вот и все.

* * *

– Последнее, что вас восхитило?

– Меня много что восхищает. Например, исполнение Гленном Хьюзом песни Highway Star на трибьют-альбоме Deep Purple. Успехи Селины Гаспарин. И самое главное, конечно, – выход на свободу Михаила Ходорковского. Восхищен решением президента.

– Последнее, что вас возмутило?

– Хамское строительство в моем дворе 10-этажного дома без разрешительных документов. Люди жалуются, а в ответ получают отписки.

– Что вы слушали в машине по дороге в редакцию «СЭ»?

– «Черный Обелиск» и «Круиз» с солистом Валерием Гаиной.

– Последний, кто обижался на вас после эфира?

– Обиды? Иногда забываю поздравить известных биатлонных людей с днями рождения, но почти всегда исправляюсь. А так… Ваня Черезов подошел после эстафеты в Анси. Кто-то ему позвонил, сказал, что я был жестковат. Честно ответил: «Ваня, вранье». И он потом со мной согласился. Еще Пихлер обиделся после женской эстафеты на предолимпийском этапе Кубка мира в Сочи. Оказывается, он не имел никакого отношения к подготовке Слепцовой. И что толку обижаться? В зеркало надо смотреть, аллё!

– Как ведущий «Евровидения», кого вы послали бы на финал-2014 от России?

– Сергея Лазарева. Если будет хорошая песня, он исполнит ее здорово.

– Что может оттолкнуть вас от человека при первом знакомстве?

– Не знаю. Я достаточно терпеливый и толерантный человек.

– Слово или выражение, от которого вас коробит?

– Иногда в эфире привяжется какое-нибудь «тем паче» – и не отстает. Почти никогда не бываю доволен своими репортажами, кстати. Слушаю и понимаю: можно было сделать лучше.

– Самый счастливый для вас день в XXI веке?

– Конечно, день, когда родился сын. Сейчас ему одиннадцать. Ходим вместе на рок-концерты.